Мораль для беспилотника

Убиваем по-новому

Что нас ждет: войны, в которых люди больше не гибнут, или тотальная война всех со всеми?

Питер Пауль Рубенс. «Аллегория войны». 1628. Liechtenstein. The Princely Collections
Текст: Иван Давыдов

За традиционным журналистским штампом «мир меняется» прячется его страшноватый двойник: война тоже меняется. И дело на этот раз не только в новых технологиях (это естественно, война со времен первой дубинки и первого каменного наконечника — главное поле для культивирования инноваций). Цифровая эпоха и здесь влезает в сферу человеческих взаимоотношений, позволяя врагам взглянуть друг на друга по-новому, на этот раз при помощи камер дронов.

Тут сразу несколько наличных или возможных, но уже практически неизбежных революционных ситуаций.

Мечта профессионалов всех времен — уничтожать врагов на максимально далеком расстоянии, оставаясь при этом в безопасности. Эту задачу решали праща, лук, дальнобойная артиллерия и баллистические ракеты. Умные ракеты и бомбы позволяют наблюдать атаку онлайн и корректировать полет боеприпаса в процессе. Но беспилотник и здесь новое слово, его появление превращает войну в полный аналог компьютерной стрелялки, радикально меняя психику пилота дрона. А часто не просто даже меняя, но травмируя... Историй хватает. Это не будущее, это настоящее.

В будущем — еще одна революционная ситуация, момент, когда боевые системы с искусственным интеллектом тактические решения начнут принимать без помощи человека.

И, может быть, главное событие военной истории — превращение войн людей в войны роботов. Войны, в которых люди больше не гибнут. Исполнение главной мечты всех пацифистов всех времен, хотя, как и положено, в слегка извращенной форме. По-другому ведь мечты не исполняются, это вечный закон, который никакие цифровые технологии отменить не в силах.

От компьютерной игры — к шахматной партии. На поле боя, как на доске, расставляются роботы, соперники сидят в уютных кабинетах и решают, не проливая крови, кто сегодня победил, кто кому подчинится, кто теперь правит миром.

Хотя реалистичнее, конечно, другая картина: очередной технологический разрыв между отсталыми и развитыми странами, и новый виток индивидуального террора в качестве ответа на диктат стран-вундеркиндов с новейшим оружием. Человек с совсем даже не инновационной взрывчаткой или просто с ножом, как показывает опыт запрещенной на территории РФ группировки ИГ, все еще остается эффективным оружием в борьбе с любыми супермодными техническими штуками, если только дух человека крепок, а мозги промыты.

И в этом плане новые технологии уже сегодня служат подспорьем старому недоброму террору, позволяя без долгой подготовки и создания ячеек на местах формировать бойцов священной войны. Круг замыкается: с одной стороны в бункере — пилот беспилотника, управляющий сверхсложной машиной, с другой — такой же пилот беспилотника, только вместо машины у него жертва его же пропаганды, а вместо джойстика — мессенджер.