Мораль для беспилотника

Ручка, лямка и курок

О том, как инновации в вооружении меняли общественные формации и типы государственного устройства

Дэвид Морье. «Сражение при Каллодене». Ок. 1745-1780
Текст: Андрей Громов

Откуда берутся государства, как образуются и меняются общественно-политические формации? После Маркса принято считать, что дело тут в экономике: балансе производительных сил и производственных отношений, борьбе классов и всем таком прочем. Но есть и другое не менее влиятельное воззрение на историю: главной движущей силой истории является не экономика, а война. Исходя из этой картины мира принципы устройства общества и государства зависят от того, какой способ ведения военных действий самый эффективный. И тут определяющими оказываются самые казалось бы пустячные вещи – вторая ручка на щите, лишняя лямка в амуниции лошади, или кремневый замок.

И если так много в истории человечества зависит от этих лямок и курков, то как сильно может изменить привычный нам мир появление военных роботов, всех этих смертоносных автоматизированных систем?

Щит, отец демократии

Бегущий воин. Краснофигурная вазопись на килике. 510е гг до н.э.

The Walters Art Museum

Когда-то у древних греков на щите была одна рукоять — посредине. Держать такой щит было непросто, а потому он был маленьким и едва прикрывал тело одного бойца. Пехота с такими щитами сражалась врассыпную, была намного слабее всадников, а против закованных в доспехи воинов на колесницах оказывалась и вовсе бесполезной. Кони, а тем более колесницы — дело дорогое, и его могли позволить себе только очень немногие — цари и приближенные к ним вельможи (именно они, если вспомнить Гомера, воюют на колесницах). 

Однако в какой-то момент произошла очень важная инновация: к щиту приделали вторую рукоять, так чтобы в одну можно было просунуть руку по локоть, а другой держать щит. А это значило, что теперь стало возможно удерживать щит большего размера. Теперь воины, стоявшие рядом, прикрывали щитами друг друга, а ряд воинов со щитами составлял сплошную стену, неуязвимую для стрел и ударов противника. Так главной военной силой стали не всадник и не колесничий, а пехотный строй. То есть обычные люди, у которых хватило средств на покупку щита, меча, копья и панциря.

Те, кто является главной силой в войне, те и в мирной жизни начинают себя чувствовать главной силой в государстве. Цари уступают власть обычным горожанам (гражданам). Так из второй рукояти на щите появилась демократия.

Стремя, породившее феодализм

Миниатюра из «Зерцала исторического» Винсента из Бове. 1370-1380

Bibliothèque nationale de France

Где-то в VIII веке в Западной Европе начинает распространяться новый вид амуниции для лошадей — стремя. Пришло оно, судя по всему, из Византии или от арабов, но так или иначе теперь принципиально изменилась военная роль лошади: всадник благодаря стремени мог твердо удерживаться на коне и наносить  удары, опираясь на стремя. Теперь всадник и конь слились в единое могучее целое. Более того, благодаря стремени появилась возможность сражаться в тяжелой броне. А армия, состоящая из тяжелых всадников, способна смести любой пеший строй почти без ущерба для себя. 

Одним из вариантов создания и поддержания такой армии стала раздача земли с крестьянами за военную службу. Тяжелое вооружение, конь и постоянные военные тренировки — дело дорогое, и не каждый его может себе позволить. А потому вполне эффективной была модель, при которой крестьяне работают, кормят и снаряжают сеньора, а сеньор воюет. 

Разумеется, было бы сильным упрощением все устройство феодальной Европы вывести из появления стремени, но то, что без стремени не было бы никакого феодализма — факт, почти не оспариваемый историками.

Кремниевый замок, создавший современный тип государства

Якоб де Гейн. Гравюра из Drill zur Waffenhandhabung bei Musketieren. 1664

Deutsche Fotothek

Огнестрельное оружие распространилось в Европе в начале XV века, однако, в отличие от пушек, которые сразу стали грозной военной силой, понадобилось 200 лет, чтобы технические усовершенствования и массовое производство совершили окончательную огнестрельную революцию. 

Мушкеты имели очень хорошую дальность, очень большую убойную силу (пробивали любые доспехи даже на большом расстоянии), но были тяжелыми, требовали искусного владения и очень долго перезаряжались. Однако в XVII веке начинается стремительная модернизация мушкетов в ружья (первоначально их называли фузеями), куда более легкие, куда более простые в обращении и скорострельные. Ключевую роль в этой модернизации сыграл кремниевый замок,  высекавший сноп искр для воспламенения порохового заряда.

Теперь главной военной силой стала пехота, вооруженная ружьями. А исход сражений зависел от ее экипировки и слаженности действий, потому и определяющую роль стали играть способность мобилизации промышленных ресурсов для производства ружей и профессиональное управление войсками (офицеры). Это во многом предопределило развитие абсолютистской монархии. Однако не только и, как оказалось, не столько его. Куда большую способность к высокоэффективной промышленной мобилизации и формированию офицерской элиты показал политический строй, впоследствии названный «национальным государством», с представительской демократией и разделением властей. Собственно, хоть и с большими оговорками, но можно сказать, что современный тип государства — это последствие усовершенствования мушкета до ружей.