Ответственность программистов

Четыре оттенка социальной ответственности разработчиков

Очерк о социальных эффектах и этических дилеммах, возникающих вокруг 4 частных цифровых инструментов, которые позволяют решать конкретные задачи пользователей — от повышения уровня информированности о собственном здоровье до упрощения доступа к профессионально полезным сервисам и навыкам.

Питер Брейгель Младший. «Семь дел милосердия». После 1616. Sotheby's
Текст: Екатерина Арье, культуролог, блогер

Решение социальных проблем и их обсуждение было прерогативой политиков, философов, возможно, общественных деятелей — до некоторых пор. Сегодня, когда каждый имеет право не только на высказывание, но и на активное цифровое действие (например, создание проекта, организацию сбора петиций), социальный мир человека обретает новое измерение. Его новизна сводится к одному общему основанию, из которого вырастает современная культура, бытующая в цифровой среде. И основание это — код. Сегодня тот, кто «кодит», кажется, программирует мир.

Именно благодаря усилиям разработчиков, говорящих на новом, обыденном и при этом специальном искусственном языке, мир становится таким, каким мы его воспринимаем: пронизанным сетями, каналами коммуникаций, информацией и, конечно, доступом к инструментам производства цифровых артефактов. Пока мы постим очередную картинку в социальных сетях или смотрим ролик, программисты обретают статус полубогов: от их решений в определенной степени зависит то, как окружающие нас реалии будут восприниматься завтра. И хотя сегодня наблюдается десакрализация программирования, а к священному знанию основ кодинга получают доступ все желающие, разработчики сохраняют свой высокий публичный статус.

Их сила, опознаваемость в качестве «героев прогресса» крепнет с каждым днем: чем больше приложений, программ и иных цифровых решений создается, тем больше повседневность пользователей полагается на «цифру». Влияние профессионалов, задающих алгоритмы сосуществования пользователей и их новой технологизированной среды обитания таково, что нередко, проектируя очередной софт, они случайно (или специально!) отзываются на самые болезненные вопросы современной публичной повестки.

Как случайно побороть социальное неравенство программными методами

Гравюра из медицинского справочника Der schwangeren Frauen und Hebammen Rosengarten Евхария Рослина Младшего. Страсбург, 1513

Wikimedia Commons

Кейси Рис — художник и профессор Калифорнийского университета, выпускник легендарной MIT Media Lab, а также один из создателей языка программирования Processing. В 2001 году он и его коллега Бен Фрай разработали этот язык, с помощью которого художники смогли создавать цифровые произведения искусства. Кроме достаточно простого синтаксиса, доступного для освоения любым желающим с минимальной подготовкой, Рис и Фрай предусмотрели среду визуализации — пространство, где только что написанный код предстает в виде задуманного художником результата: например, звука, видео, статичного изображения или анимации.

Доступное программирование позволяет бороться с социальной несправедливостью

Казалось бы, прорывные качества этого проекта определяются именно доступностью процесса цифрового творчества. Художники получают больше возможностей для разработки своих проектов, а простота языка позволяет осваивать его достаточно быстро. Однако Processing — больше, чем легко постигаемый инструмент, созданный специально для удовлетворения запроса на наращивание эстетичности цифровой среды и компьютинга. Это один из первых «демократичных» языков программирования, породивших волну смежных проектов, а затем и всевозможных школ, где учат программированию всех от мала до велика. Решая одну задачу — сделать цифровые инструменты удобопонятными для художников и дизайнеров — разработчики фактически изменили условия формирования профессиональных сообществ и их внутренние правила игры.

В одном из своих интервью Рис, не скрывая, говорит, что доступное программирование позволяет бороться с социальной несправедливостью. В частности, с одной из наиболее обсуждаемых ее форм — гендерным неравенством, феноменом стеклянного потолка. Все-таки не секрет, что сегодня индустрия технологий не слишком открыта для женщин. По мнению Риса, умножение таких демократичных инструментов пересобирания цифровой среды, появление новых ниш, где они оказываются востребованы, дает шанс на соперничество с такими гигантами как Apple и Google. Конкуренция же в среде компьютинга порождает возникновение больших потенциалов равенства пользователей, по крайней мере, в вопросе доступа к возможностям решения их повседневных и профессиональных задач.

Поговорим о синей жидкости

Обнаружение секрета Мелюзины. Миниатюра из Roman de Mélusine. XV в.

Bibliothèque nationale de France

Современный рынок приложений вообще представляет собой конгломерат различных способов ответа на тот или иной запрос пользователя с помощью цифровых инструментов. Тут вам и сотни разных календарей, и тысячи таск-менеджеров. Трекеров здоровья чуть меньше, наверное потому, что рядовой пользователь чуть в меньшей степени склонен доверять контроль за собственной телесностью каким-то программам. Между тем среди них есть категория ПО, чьей целевой аудиторией является добрая половина человечества. Которой, откровенно говоря, такие трекеры могут быть весьма полезны в планировании своего физического и эмоционального благополучия. Речь идет о линейке femtech.

Femtech — это технологические и программные решения, помогающие женщинам (или, как говорят сторонники фем-дискурса, «людям с вагинами») хотя бы опосредованно, но обеспечивать собственное (в том числе репродуктивное) здоровье. В мире софта этот феномен актуализировала датская предпринимательница Ида Тин, несколько лет назад основавшая проект Clue. Это приложение позволяет отслеживать и (при помощи искусственного интеллекта) прогнозировать физиологические циклы. На данный момент проект сгенерировал достаточно массивную базу знаний и инструкций по теме, все материалы в виде статей и гайдов выложены на одноименном сайте.

Аффордансы приложений проблематизируют способы проговаривания сложных тем

«Женские» приложения вообще и Clue в частности — как раз тот случай, когда программист осознанно использует свои возможности, хотя, вероятно, и не до конца может спрогнозировать масштабы влияния создаваемого инструмента. С одной стороны, факт появления таких приложений свидетельствует об опубличивании некогда табуированной темы женской телесности, протекающих физиологических процессов. Строго говоря, приложение может скачать любой обладатель смартфона, значит, базы данных проекта обогащаются за счет самых разных физических показателей (а, значит, долой расовые представления о медицинских «нормах»!). С другой стороны, аффордансы приложения проблематизируют практики проговаривания сложных тем. Так, пользовательница Clue может пригласить в приложение своего партнера или члена семьи, чтобы вместе отслеживать ключевые для себя параметры — вплоть до настроения в конкретные периоды жизни. Возникает новое измерение заботы о себе, новое расширение представлений о комфорте. Заходишь в приложение, видишь приближение цикла и начинаешь прикидывать, с какими эмоциональными всплесками можно в ближайшее время столкнуться. Хотя, конечно, стоит помнить, что такие выводы — не прямое следствие работы приложения, а в значительной степени эффекты присвоения царящих в сообществе стереотипов относительно ПМС и ПМДР.

Подобное приглашение к совместному отслеживанию здоровья и артикуляции табуированных тем, обычно стыдливо скрываемых за эвфемизмом «синей жидкости» в массовой рекламе, формирует новый уровень цифрового со-бытования пользователей, требующий определенной ответственности и серьезности. В том числе от программиста, своими действиями открывающего подобные обсуждения.

Видеть чужими глазами

Василий Перов. «Слепой музыкант». 1863-1864

Государственная Третьяковская галерея

Имплантация позволяет восстановить или хотя бы компенсировать некогда утерянные физические возможности. В то же время цифровая среда и ее инструменты, проектируемые программистами, дают возможность тем пользователям, что не желают подвергаться оперативному вмешательству, улучшить качество жизни.

Приложение Be My Eyes — прекрасный образчик такой социальной ответственности разработчиков, применяющих потенциал цифры для решения реальных проблем «особенных» людей. Структура приложения проста: есть пользователи с нарушениями зрения и волонтеры. Последние, установив приложение, могут принять видеозвонок от слабовидящего или вообще лишенного зрения человека в тот момент, когда ему требуется помощь с визуализацией какого-то предмета (выбором рубашки нужного цвета или правильной купюры в кошельке), участка пути и т.д. Волонтером может стать любой, при этом добровольческий функционал всегда позиционируется как опция, не жесткое обязательство. Если в момент звонка волонтер занят и не может ответить, то вызов перенаправляется другому добровольному помощнику. А, значит, акт помощи — не тотальная, а потому временами тяжеловатая, хотя и морально оправданная ноша. Содействие другим, как и временный/пролонгированный отказ от него, оказывается осознанным выбором человека.

В цифровой среде обитания пользователи с легкостью объединяются для помощи друг другу

В результате выстроенная разработчиками система помощи уверенно демонстрирует: комьюнити формируются не только в социальных сетях, но и за счет пользования такими сервисами. И развитие подобных коммуникативных пространств, не столько связанных с системой донаций, сколько основанных на логике деавтоматизированного взаимодействия, свидетельствует: пользователи освоили новую дигитальную среду обитания настолько хорошо, что могут объединяться в более или менее устойчивые группы окказионально, для низового решения каких-то насущных вопросов. Программисты же, продвигающие этос моральной ответственности разработчика, превращают эти потенциалы взаимодействия в реальность, конструируя специальную среду общения.

Спасая животных, мы спасаем мир

Брайтон Ривьер. «Его единственный друг». 1871

Manchester Art Gallery

В борьбе за качество жизни мы нередко практикуем спесишизм — а именно полагаем, что борьба за благополучие касается преимущественно людей. В то же время вовсе необязательно вставать на сторону агрессивной зоозащиты, чтобы увидеть в такой узости мышления элемент дискриминации. А многие разработчики ПО, кстати, далеко не всегда связанные тесными отношениями с «зелеными», практикуют экологичное отношение к окружающему миру.

В результате возникают приложения, решающие вопрос о социальной поддержке проектов, помогающих пристраивать бездомных животных, обнаруживать тех из них, кто заперт в приюте и кому ищут хозяев. Некоторые из них устроены по принципу мэтчмейкинга , например, позволяют людям подбирать «идеальных» питомцев по определенным параметрам (размер, пол, возраст). Другие специализированы под максимально результативную передачу животного новым хозяевам в случае, если по тем или иным причинам ваша совместная жизнь не удалась. Конечно, все эти сервисы хранят следы тотального антропоцентризма: именно людям отдана прерогатива решать судьбу животных, определять, что оказывается достойным уровнем жизни зверей. С другой стороны, пока «нулевой», минимально необходимой степенью комфорта во многих случаях оказывается обеспечение бездомных или выброшенных на улицу собак и кошек (а именно их данные составляют ядро размещаемого контента) человеческим теплом и вниманием, известная доля доминирования человека в вопросах манипуляции животным миром выглядит как благо.

Многие разработчики продвигают экологичное отношение к окружающему миру

В России, кстати, есть оригинальная разработка такого рода — приложение фонда помощи бездомным животным «РЭЙ». Его суть одновременно проста и сложна: по мере установки приложения пользователь отвечает на вопросы о том, как он мог бы помочь зоозащитникам, бездомным животным (ареал их обитания пока установлен жестко — Москва и Подмосковье): транспортом, финансами, какими-то иными ресурсами. Открывая приложение, можно увидеть карту потребностей животных в приютах и, осознавая масштаб бедствия, принять решение о помощи фонду даже не вставая с дивана. Возникает эффект «кликтивизма здорового человека». А еще спроектированная программистами среда становится полем реальных поступков, деятельностной помощи. Адресат которой, вроде бы, животные, но опосредованно, конечно же, люди, обретающие опыт взаимодействия в небольших, произвольно собирающихся сообществах, а также познания в тех областях, которые по идее входят в зону акторного внимания каждого, но часто оказываются далеко не самыми приоритетными.

* * *

Все проекты, описанные выше, так или иначе показывают эффекты деятельности программистов как своего рода социальных предпринимателей, чей инструмент собирания окружающего мира – код — кажется стороннему наблюдателю либо невидимой (немногие в состоянии распознать его за интерфейсом ПО), либо несущественной частностью. Между тем независимо от того, насколько (не)сознательным было то или иное решение разработчика, эффекты от его реализации заставляют задумываться о долговременной и фундаментальной мере ответственности программистов за плоды своих трудов. Разработанный для художников простой язык программирования может спровоцировать волну демократизации софта в целом, а трекер физиологических циклов — легитимацию табуированных тем в информационном пространстве. Вопрос лишь в том, в какой мере профессионалы мира IT-технологий готовы размышлять об этических и социальных последствиях своих действий, а пользователи — принимать справедливые (или не очень) социальные реалии хотя бы частично как следствие работы программистов.