Травля во имя добра

Трави, добро

Вводный текст Ивана Давыдова об институте общественной травли времен цифровой революции и социальных сетей

Жан Вебер. «Вопль». 1910. Bibliothèque nationale de France
Текст: Иван Давыдов

Люди, конечно, всегда любили друг друга унижать. Особенно увлекательно толпой нападать на одного — опасности никакой, зато укрепляется чувство товарищества, чувство локтя, причастности к чему-то большому и важному. Возникает, бывает, при этом кое-какая неловкость, но если убедить себя, что на стороне добра — ты, а жертва — вовсе и не жертва, а преступник, сомнения рассеиваются.

Новая эпоха и в этом старом деле подарила любителям новые возможности. Социальные сети — бескрайнее поле, по которому носятся стаи гончих, выискивая очередного зайца. Заяц, позволивший себе какую-нибудь там сексистскую шутку, которую лет пятнадцать назад сочли бы не просто простительной, а прямо-таки остроумной, робко прячется за банами, но куда спрячешься, если против тебя — весь мир, и в едином порыве честные люди Москвы, Вашингтона и Токио готовы ответить на наглые происки бухгалтера Кукушкинда?

Но разговор не стоило бы затевать, если бы дело касалось только легкости, с которой участники очередной травли теперь организуются в своры, и уничтожения границ для охоты. Пожалуй, то, что теперь для начала атаки толпы хороших людей на одинокого негодяя не нужен посредник в виде, например, СМИ или другого института — важный момент. И, то, что ни авторитет, ни богатство, ни звание негодяя от травли не защитят — тоже.

Но интереснее, конечно, совершенно новые механизмы вовлечения потенциальных добрых людей в процесс: останусь ли я хорошим, если так или иначе не выскажу свое возмущение по поводу очередного провинившегося? Во времена доцифровые партсобрание можно было прогулять, сказавшись больным. Но как прогулять виртуальное партсобрание, у которого нет регламента? И достаточно ли будет повесить соответствующую картинку на аватар, чтобы друзья, настоящие и сетевые, поняли, что я — в рядах достойных, что я разделяю их гнев и чужую боль? Или надо непременно выступить с обвинительной речью? Можно ли на вечно длящемся суде, в который превратились социальные сети, быть зрителем, не рискуя стать обвиняемым? Или стоит все-таки, собственной безопасности ради, податься в прокуроры?

Кроме того, участие в травле — это ведь не только способ уйти от упреков в несовременности, бесчувственности и прочих подобных преступлениях. Часто это способ самоутвердиться, себе напомнить, что ты в одном ряду с лучшими людьми планеты. Это, конечно, не новая игра, с этого мы начали, однако не задает ли по-настоящему планетарный масштаб нового измерения старой игре?

Вероятно (мы ведь, как всегда, на неисследованной территории, где ответов нет, зато гипотез в изобилии), общество тоже решает какие-нибудь свои проблемы, запуская механизм мобилизации верных на очередную охоту за злом во имя добра. Легко заметить, что там, где готового определения добра нет, травли никакой не выходит, а выходит, наоборот, дискуссия, то есть шаг к определению границ дозволенного. Зато если с дозволенным и недопустимым общество определилось, как раз травля в сетях и оказывается способом расставить пограничные столбы, и так отделать очередного провинившегося, чтобы в будущем никому не было повадно забегать за флажки. Успешная травля начинается там, где спорить уже не о чем, где большинство уже определилось с ценностями и готово из самых лучших побуждений встать на сторону атакующих. Ну или боится не встать на сторону атакующих, чтобы не оказаться в числе жертв очередной атаки сил добра на недобитков из лагеря зла. Травля любит эмоцию и не очень любит аргументацию.

Вырисовывается что-то вроде схемы: из неудачной попытки травли рождается спор, из спора — определенность по поводу проблем, раньше казавшихся неразрешимыми, из определенности вырастает успешная травля. Для негодяя главное успеть совершить свои преступления до того, как появится эта самая определенность. Или нет: в мире виртуальной травли времени нет, и никакие преступления срока давности не имеют.

Этого, в общем, достаточно, чтобы увидеть, что в благом деле побивания толпой одного заведомого мерзавца есть кое-какие проблемы, достойные обдумывания. Но если думать лень, то главные принципы сформулированы: ищите правило, которое уже не вызывает споров, и человека, который еще не успел этого сообразить. Нашли? Доброй охоты.