Травля во имя добра

Слово жертвы

Бывшая порноактриса рассказывает, как пережила интернет-травлю

Жан-Леон Жером. «Фрина перед ареопагом». 1861.

В начале апреля 2016 года петербургский фотограф Антон Цветков запустил проект, который быстро набрал популярность в социальных сетях. Он фотографировал пассажиров московского метро и с помощью приложения FindFace находил их профили во «ВКонтакте». Вероятно, его задумка вдохновила пользователей анонимного форума «Двач», которые почти сразу же, используя это приложение, начали деанонимизировать российских порноактрис. «Новая Этика» поговорила с одной из них спустя 2 года и узнала, как она переживала травлю и что думает обо всем теперь.

А, 22 года

Однажды вечером, когда я смотрела очередной порноролик, в моей голове возникла мысль: чем я хуже, почему смотрю на это и не могу поучаствовать?

А я ведь очень любопытная. И это любопытство, во всяком случае раньше, управляло моей жизнью — особенно в период взросления и юношеского максимализма. Мысль о том, что я хочу попробовать то же самое, не давала мне покоя. В результате я попала на съемки, удовлетворив своё любопытство. После этого успокоилась, меня «отпустило».

Честно признаться, не представляла, что столько людей это смотрят. И уж тем более не думала, что они захотят обо мне говорить и писать кому-то. Моя наивная головка этого даже не допускала.

«Королева на полчаса»

В чем смысл заниматься конвенциональным сексом на студии, если можно заниматься этим в реальной жизни? Другое дело — «гэнгбэнг» (gangbang), подобное можно испытать только там.

Генрих Семирадский. «Фрина на празднике Посейдона в Элевсине». 1889

Государственный Русский музей

Снимаясь, я чувствовала азарт, но знала, что меня не изнасилуют, не выбросят в реку — и это было прекрасно. Это была как будто озорная игра: почувствовать себя королевой на полчаса, исполнить мечту. Все люди, которые со мной работали, были позитивными и открытыми. Почему-то я думала, что будет наоборот: понты и высокомерие. На деле — все совсем иначе, или мне такие не встретились. Короче говоря, от съемок я была в восторге. Мне было по фану.

Конечно, обществом это принимается сложнее. Снимись я в «софте», реакция могла оказаться не такой бурной, но была бы, так или иначе.

Травлей занимаются трусы

Пользователи «Двача», которым, по всей видимости, нечем заняться в жизни, по фану решили писать всем моим друзьям «ВКонтакте». Их у меня было около тысячи. При этом за сутки ВК можно написать только 50 людям, и можно себе представить, насколько им это было интересно.

Само собой, друзьям, которые все знали, Америку они не открыли. Но вот сам факт уже был мне неприятен: они вторглись в мое личное пространство. Да, пускай мои друзья все знают, но они же кидали ссылки и фотографии. Хотелось спросить: «Ну ребята, ну что же вы делаете?».

О моем опыте в порно знали те, кого я действительно считала своими друзьями, а не просто знакомыми. Друзья на то и друзья, потому как принимают тебя как есть, вне зависимости от взглядов окружающих. Благодаря начавшейся травле я проверила, можно сказать, кто мои настоящие друзья.

Сплетники — трусливые по природе и в лицо ничего сказать не могут

Были хорошие знакомые, общение с которыми сошло на нет. Возможно, они во мне как в человеке разочаровались, но означает это только одно: эти люди толком меня не знали. Из настоящих друзей никто не ушел, кроме одной девочки — у той были высокие моральные принципы. Ну что ж, все люди разные. Было неловко, когда двачеры нашли мою двоюродную сестру. Она у меня классная и до сих пор стебется. Конечно, бесит меня, но по-доброму.

Потом уже на меня начали странно смотреть в университете. Ко мне никто не подходил и ничего не говорил напрямую. Я стала замечать странные взгляды. От друзей узнала, что у меня за спиной сплетничают. В этот момент я поняла: за мной следят.

Прессинга не было, но напряжение вокруг меня можно было почувствовать. Некоторые смотрели так, что всё было понятно. Знаешь, как будто привидение рядом прошло? Обдает холодом, а ты думаешь: кажется мне или нет? В итоге ничего серьезного. Потому что сплетники, как правило, трусливые по природе и в лицо ничего сказать не могут. Максимум, что было: я выходила из спортзала, ко мне подбежал парень с ручкой и блокнотом и попросил автограф. Мы с подругой рассмеялись.

Мой телефон «двачеры» не нашли, но позвонили в университет, а там сообщили декану. Что же делать: я приехала туда, мы поговорили. Он был в шоке, но сказал: «Это ваше дело». И пообещал, что если информация о моем участии в порно вдруг поднимется наверх, он ответит, что все это неправда. Я думала, конечно: «Неужели меня исключат?». Нет, не исключили, и даже вопроса такого не было. В университете не хотели, наверное, поднимать шумиху и создавать негатив. Поэтому я как училась, так и продолжаю учиться последний год.

Почему люди травят друг друга

Во-первых, люди получают удовольствие от сплетен, а когда обсуждают что-то из ряда вон — степень их удовлетворения зашкаливает. Во-вторых, возможно, ключевая причина — зависть. Многие хотели бы оказаться на моем месте, но так, чтобы никто не узнал. У всех бывает такой период в жизни, когда хочется попробовать что-то экстремальное. Вот только многие не решаются и потом завидуют человеку, который не испугался — сделал, что ему хотелось. Наконец, в-третьих, я учусь в престижном университете. Ну и тут такое: студентка снимается в экстремальном порно! Это заставило всех «взорваться»: как она может там учиться, если она настолько грязная и порочная. Говорят так, как будто все они без греха.

Артур Гротгер. «Фрина». 1867

Muzeum Czartoryskich w Krakowie

Большая часть «двачеров» писала мне по фану. Мне кажется, все эти люди — неудачники по жизни, которые из дома вообще не выходят. Им нужно чем-то заняться. Для них это хоть какая-то радость в жизни. Они писали моим друзьям: «Смотри, какая у тебя подруга! Что вытворяет!». Эти же люди пытались на моих друзей наехать, троллили их.

Кто-то требовал денег: «Плати, или я всем разошлю ссылки на видео!». Это смешно: парень, ты не первый и не последний, на что вообще ты рассчитываешь? Наивные анонимы думали, что я буду с ними разговаривать и молить о помощи.

С другой стороны, с некоторыми было действительно интересно поболтать. Они хотели узнать, кто я такая и что собой представляю — помимо того, что в роликах видели. С несколькими из них мы общаемся до сих пор. Наконец, были парни, которые на полном серьезе думали, что они самцы и что если они напишут порноактрисе, то быстренько ее склеят. Странные люди.

«Мне было страшно за тех, кто мог пострадать»

Я очень боялась, что обо всем узнают мои бабушка с дедушкой. Все-таки пожилые люди, и если маме я все сказала сама, то за них я реально переживала. Вдруг станет плохо с сердцем? Боялась, что они не перенесут. Очень боялась, правда, но сейчас все позади. Они не пользуются интернетом — это замечательно.

Кроме того, были опасения, что начнутся стычки между моими друзьями и теми, кто попытается меня оскорбить. Драки или ещё что похуже. Но нет: все просто покрысили, посплетничали и успокоились. Это не помешало карьере, меня взяли на работу, а из университета не отчислили. Ничего из этого не произошло.

Не ожидала, что люди могут незнакомому человеку угрожать

Я осознала, что мои данные невероятно уязвимы. Личную информацию сложно скрыть ото всех, трудно сохранить анонимность. Однако с того дня я стараюсь держаться в тени. Публичность напрягает и мешает жить. Не знаю, как живут артисты и музыканты — наверное, они получают от этого удовольствие. Я — нет, с внешним миром мне некомфортно.

Думала ли я, что в будущем потеряю новых людей из-за случившегося? Боялась. С другой стороны, я считаю так: если человек адекватный, ему будет все равно. Хотя обычно, когда люди узнают о чем-то таком, они думают только одно о человеке. Очень зря.

Кто помог справиться с травлей?

Мне помогали друзья. Я приходила к ним, сидела часами в их комнатах — они меня поддерживали. Была такая история: к подруге на этаже подскочил парень и спросил: «Знаешь, чем занимается твоя подруга?». Она ответила: «Знаю. И дальше что?». Он не нашелся, что ответить. Смысл действительно в том, что мои съемки в порно на самом деле ничего не меняют. Люди, которые пытались троллить моих друзей, думали, что те от меня откажутся. Этого не случилось.

Есть у меня подруга, с которой мы познакомились на съемках. Мы вместе надо всем посмеялись, с юмором посмотрели на бессмысленное бурление. Повторюсь: больше всего меня беспокоили пожилые родственники, а все остальное отодвинулось на второй план.

Кстати, ни одна из моих знакомых из индустрии порно не избежала травли. Буквально все, кто этим занимаются, подвержены нападкам.

Публика в интернете

Все это было будто во сне, бывает иногда сложно поверить. Время бежит быстро. Я сама удивляюсь, как меняются люди. Сложно вспомнить тот период жизни во всех подробностях, сейчас я другими мыслями живу.

Жозе Фраппа. «Фрина». Ок. 1904

Musée d’Orsay

Могу точно сказать, что меня потрясла публика в интернете, буквально раскрыла глаза. Не ожидала, что люди могут незнакомому человеку угрожать, докапываться до него. Моя активность в социальных сетях с тех пор упала. Если есть профили, они закрытые и без фотографий. Все что могла, я сделала.

Говорить людям, которые меня травили, что-то плохое — в этом нет смысла. Мне кажется, они настолько засиделись дома, что превратились в энергетических вампиров и питаются энергетикой зла. Как некоторые деды смотрят НТВ и получают заряд энергии от негатива, который на них выплескивают из экрана.

Анонимы — это злобные люди, скрывающиеся за маской. Интернет и анонимность допускают вседозволенность: человек чувствует, что может унижать других и не быть наказанным. Мне кажется, Россия в этом смысле не выделяется. Так — везде.

Впрочем, я заходила в треды на «Дваче», и они были разные. Там про меня картиночки веселые делали. Это забавные люди, и далеко не все токсичные.

Записал Дмитрий Левин