Приключения денег в цифровую эпоху

Банк как новый орган власти

Цифровая революция превратила банки в систему непосредственного жизнеобеспечения. Вручив им власть над нашей судьбой

Джордж Элгар Хикс. «День выплаты дивидендов в Банке Англии». 1850. Bank of England Museum
Текст: Андрей Громов

Я знаю многих людей, у которых нет соцсетей. Просто не пользуются: не ставят лайки, не пишут посты, не обрастают френдами. Я знаю многих людей, у которых нет смартфонов. Просто жмут кнопки на телефоне и, в общем, счастливы. А вот тех, у кого бы не было счета в банке, я не знаю. Подозреваю, что где-то там в деревнях или на южных окраинах нашей страны такие еще есть, но среди моих знакомых их нет точно.

Просто потому, что полноценно жить без банковского счета уже невозможно. И дело даже не в том, что все удобства, которые нам предоставляет цифровой мир, требуют электронных платежей с этого самого счета. Даже те, кто хотел бы по старинке покупать в магазине колбасу и сигареты, расплачиваясь наличными, все равно обречены иметь отношения с банками. Потому что деньги больше не бумажки — это набор цифр на сервере банка. Да, мы все еще можем обменять этот набор цифр на бумажки и монеты, но для получения зарплаты или пенсии нужно, чтобы на каком-то банковском сервере оказался набор цифр с нашим именем и данными о нас.

Здесь в России мы еще хотя бы можем снять квартиру за наличные, в большинстве стран Европы этой возможности уже давно нет. Все через банк, причем часто не абы какой, а только местный или определенным образом сертифицированный. Потому что бумажные деньги все одинаковые и не оставляют никаких следов (если их не пометили специальные органы в ходе специальной операции), а цифровые деньги прозрачны, и в любой момент времени можно точно сказать, кто, где и как их заработал и на что потратил.

Это очень удобно государству, которому теперь легко контролировать и считать налоги, отслеживать преступников и вообще знать про все и всех. А потому государство и дальше будет сужать пространство действия непрозрачных наличных денег, стремясь к идеальному миру тотального контроля, где все платежи будут проводиться только со счета в банке.

Это очень удобно: теперь мы можем купить кучу всего, не вставая с кресла, в один клик оплатить любые счета, забыть, что такое железнодорожные или авиакассы, и еще много, много чего мы можем теперь. Не можем мы теперь только одного — не иметь счета в банке. Оказаться вне этой прекрасной системы цифр и данных. Для нас чем дальше, тем больше это будет означать полную социальную катастрофу. Теперь если у нас нет счета в банке, нас как бы не существует.


Как банковский клерк может выкинуть нас из жизни

Итак. Мы больше не имеем выбора — иметь дело с банками или нет. Для нас банк перестал быть бизнесом, он стал системой жизнеобеспечения.

А теперь представим себе ситуацию, при которой руководитель компании, обеспечивающей доступ жильцов дома к водопроводу, запрашивает документы о кредитоспособности человека, сверяется с санкционными списками и списками находящихся в розыске, изучает профиль: выдачу Google, записи в соцсетях.

И после этого принимает решение об отключении или включении водопровода.

Но для банковской деятельности — это регулярная практика. Репутационные издержки, штрафы государственных регуляторов — все это для любого банка настолько серьезная проблема, что проще при первом же поводе для сомнений просто отказать в открытии счета.

Несколько лет назад в Калифорнии легализовали марихуану. И многие занялись там бизнесом по ее выращиванию и продаже. Абсолютно законная деятельность. Но если бизнесмену с таким активом необходимо открыть счет в Европе, он автоматически попадает в список нежелательных клиентов. Банку не нужны проблемы с наркоторговцами. Или вот «русские санкционные списки». Да, есть конкретный список с указанием конкретных людей, но список сегодня один, а завтра будет другой, а потому, на всякий случай, лучше вообще не связываться с русскими и не открывать им счетов.

Банкир Якоб Фуггер и его бухгалтер Маттеус Шварц. 1517

Herzog Anton Ulrich-Museum Braunschweig

А представьте себе, что Google выдает при поиске по вашему имени какую-нибудь статью, где вы ругаете евреев, хвалите террористов, или просто видео, где вы голышом купаетесь в фонтане. Все это может вызвать серьезные опасения у менеджеров банка.

Разумеется, банковская сфера — конкурентное пространство. Отказали в одном банке, что ж, вы можете пойти в другой. Но у этой конкурентной среды есть важное ограничение. В первую очередь, все банки зависят от регуляторов, а уже во вторую — от клиентов. А потому у всех банков примерно одинаковые критерии «токсичности» клиентов. Примерно одинаковые методики поиска информации и ее отбора.

Ну и, наконец, это вы без банка не выживете, а банк без вас прекрасно выживет. Он даже прогореть не может: так как он система жизнеобеспечения, ему просто не дадут погибнуть. Кризис 2008 года показал, что правительство не может себе позволить допустить крушение крупных банков, как бы они не облажались.

Попробуем подытожить:

В результате цифровой революции появился новый центр власти – банки. Не абстрактно финансовой, а конкретной. Решение менеджера среднего звена об открытии или не открытии вам счета прямо влияет на вашу судьбу, то есть сотрудник банка может просто выкинуть вас из полноценной социальной жизни, лишить многих прав, свобод и ресурсов.

В результате перехода на цифровые расчеты и цифровое денежное обращение потребители и бизнес получили множество новых возможностей. Но обратной стороной этих возможностей оказался тотальный контроль государства за нами, и та самая власть банков над нами, о которой сказано выше. То есть, по сути, мы меняем значимую часть своей свободы на комфорт и безопасность (борьба с терроризмом, наркоторговлей и всем таким прочим – важный аргумент государства, которое устанавливает правила тотальной прозрачности). И самое важное, что обмен этот происходит по умолчанию. Это не результат какого-либо плебисцита или хотя бы бурного общественного обсуждения – обмен происходит сам собой в рамках развития технологий.