Смерть флирта

Попкультурный контекст: онлайн-язык кокетства

Про сетевые любовные игры и привычку к визуальности. Помогают ли в онлайн-общении селфи, смайлы, гифки и мемы?

Франсуа Клуэ. «Любовное письмо». Ок. 1570. Museo Nacional Thyssen-Bornemisza
Текст: Оксана Мороз

Даже сегодня, когда мы обычно зарегистрированы в нескольких социальных сетях и мессенджерах и, казалось бы, обладаем хорошо прокачанным навыком коммуникации, бывает сложно начать разговор онлайн. Иногда просто неловко тревожить другого: может, ваше сообщение (необязательно срочное) застанет человека в неподходящий момент? А нередко сам повод для общения естественным образом заставляет нас нервничать — например, когда мы используем чаты, форумы, мессенджеры, блоги и социальные сети для флирта с людьми разной степени знакомства.

С одной стороны, современные цифровые технологии, кажется, всячески защищают пользователей: в зависимости от серьезности намерений — секса в формате one night stand или поиска партнера для долгосрочных отношений — вы можете выбирать разные сервисы. И некоторые из них неплохо «шифруют» вашу личную информацию от остальных участников коммуникации, так что можно не бояться аутинга. С другой стороны, флирт всегда представлял собой игру с неочевидным финалом, но сейчас ставки стали особенно высоки. На кону не успех или провал в завоевании объекта обожания, а само существо любви (или секса — кому как нравится).

На смену относительно жестким и прозрачным методическим рекомендациям по флирту, распространенным, скажем, в эпоху Просвещения, пришли современные нормы равноправия, повлиявшие на сценарии кокетливого поведения. Что когда-то было выражением симпатии, теперь стало абьюзом. И с появлением приложений для дейтинга ситуация только усложнилась. Сегодня секс и сопутствующее ему общение оказались так легко доступны, что остро встал вопрос: а нужна ли современному человеку вообще любовная игра, коммуникативная прелюдия, если найти партнера можно, правильно использовав возможности соответствующего ПО?

Впрочем, тут на помощь приходит как раз современная установка на отношения как результат переговорного процесса между участниками. Мало «совпасть» в дейтинг-приложении или найти в соцсети какого-то привлекательного человека — с ним/ней надо поговорить. И разговор сейчас можно вести с помощью разных языковых средств, в том числе, посредством визуальных знаков или символов. Это, кстати, на первый взгляд облегчает общение: то, что нам неловко назвать, всегда можно изобразить — гифкой, стикером или мемом. В этой возможности, кажется, и таится потенциал выживания флирта: до тех пор, пока люди будут придумывать способы завуалированного обсуждения деталей отношений, кокетство как игра будет существовать.

Селфи

Миниатюра к манускрипту «О знаменитых женщинах» Джованни Бокаччо. Ок. 1403

Bibliothèque Nationale de France

Наверное, самый верный невербальный способ заинтересовать визави — это отправить интригующую фотографию. Нельзя сказать, что это изобретение новое, просто раньше люди в период ухаживаний обменивались, скорее, памятными портретами или, позже, визитными карточками, чем снимками в откровенных позах. Однако изменения коснулись не только технологии производства изображения. 

Во-первых, обмен селфи как элемент секстинга можно рассматривать в качестве симптома возникновения более открытого общения. Отправляя подобное сообщение, вы превращаете свое тело в объект лишь относительно приватного созерцания — в конце концов, никто не защищен от «слива» фото (которое, кстати, в определенных обстоятельствах может здорово скомпрометировать) на сервисы с сотнями юзеров. Соответственно, любители флирта с помощью селфи научаются особым практикам фотографирования с целью создания откровенных, но безопасных изображений. Интрига кокетства сохраняется, хотя последнее и приобретает все более «объектные» формы.

Во-вторых, использование такого инструмента привлечения интереса требует некоторой внимательности к другому. Конечно, можно отправлять пикантные фото в стиле «ню», пытаться восхитить собеседника умением складывать губы «уточкой» или владением определенными внешними атрибутами «успешного человека» (кто не видел фото полуобнаженных соблазнителей обоих полов, с той или иной степенью вальяжности раскинувшихся на капоте дорогих автомобилей?). Но понятно, что гораздо привлекательнее выглядят фотографии тех, кто каким-то образом «считал» наши интересы и постарался им соответствовать.

Конечно, общение, построенное на настройке своего образа сообразно ожиданиям других, вряд ли будет здоровым и/или продолжительным. И все же, флирт это игра, которая может закончиться просто получением удовольствия от внимания. А для этого язык фото очень даже подходит. Если же речь идет о заигрывании с более амбициозными целями, можно воспользоваться популярным форматом stories, работающим в самых разных социальных сетях и мессенджерах. Снимайте несколько фото в течение дня, отправляйте их потенциальному или реальному партнеру и демонстрируйте себя в самых разных видах и настроениях. Элемент игры сохранен, и даже дополнен демонстрацией динамичности собственного образа и честности в фиксации трансформаций. 

GIF

© Giphy.com

Формат GIF (Graphics Interchange Format) не нов, он был разработан более 30 лет назад. Он поддерживает анимационные изображения, составленные из статичных кадров, сменяющих друг друга с определенной скоростью; картинки могут быть закольцованы, так что за воспроизведением последнего кадра начинается демонстрация первого.

Для зрителя все это выглядит как небольшое видео без звука, и именно такое сочетание визуального и аудиального привлекает современного пользователя. Пользователи-визуалы высоко ценят формат именно в качестве средства быстрой доставки информации: вместо просмотра или отправки видео, выложенного, скажем, в YouTube, на которое нужно потратить как минимум минуту времени, можно использовать гифку. Тем же, кто по-прежнему нуждается в вербальной расшифровке смыслов, идут навстречу и оснащают картинки подписями. Настраиваемость функционала, как и дешевизна производства, приводит к тому, что GIF набирает все больше очков как развлекательный формат (недаром микроблоггинговый сервис Tumblr недавно запустил проект Tumblr TV), а также как элемент своеобразной фотожурналистики или контент-маркетинга компаний.

Использовать гифки для флирта, конечно, читерство. С одной стороны, вы уже отказываете другому в обмене текстовыми сообщениями и транслируете готовность к коммуникации посредством визуального «языка». Одновременно вы предлагаете такой сценарий визуализации, который позволяет спрятать себя, свое изображение за готовыми образами. При этом загадочность этих картинок вариативна, но в целом стремится к нулю: гифки — «полуфабрикаты», легко обнаруживаемые по ключевым словам на специальных сайтах и способные довольно точно проиллюстрировать любое желание, стремление, настроение. Тот, кто хочет действительно заинтриговать на этапе онлайн-общения, скорее будет пользоваться иероглифическим письмом стикеров и эмодзи. Или же предпримет попытку создать собственную GIF-анимацию. Но зачем, если есть уже упомянутый формат stories, который в не меньшей степени предлагает компиляцию кадров для создания любого сообщения? 

Эмодзи

Гравюра неизвестного автора с изображением человеческих эмоций. Предположительно 1749

Catalogo e Servizi delle biblioteche di Sapienza ed Enti associati

Пик популярности эмодзи как нового средства коммуникации вообще-то прошел. А наблюдаемый в течение нескольких лет марш эмодзи по мессенджерам и социальным сетям отчетливо маркирует возникновение новой визуальной грамматики и прагматики языка.

Распространенность миниатюрных значков оценена по достоинству: в 2015 году Оксфордский словарь выбрал соответствующее графическое изображение «словом года», закрепив, таким образом, статус эмодзи как полноценной единицы речи. Которая, заметим, выгодно отличается от слова, записанного фонетическим письмом. Во-первых, эмодзи, наследующие иероглифике, могут выражать не отдельное понятие, а целую совокупность смыслов. Так что их использование существенно сокращает длину сообщения при умножении его содержания. Во-вторых, эмодзи помогают говорить на щекотливые темы, обсуждать то, что на «обычном» письме нередко выглядит вульгарно. В самом деле, такое же изображение вполне невинно?  ?

Конечно же, обо всех этих преимуществах эмодзи прекрасно известно компаниям, обслуживающим индустрию секса. В том же 2015 году Durex запустила акцию по производству серии значков #CondomEmoji, с помощью которых пользователям предлагалось с разной степенью откровенности беседовать с партнерами. Годом ранее для любителей секстинга появились Flirtmoji, базовый набор которых бесплатен и открыт для скачивания после простейшей регистрации. В результате сегодня преданные друг другу партнеры, едва знакомые оффлайн-любовники и даже понравившиеся друг другу пару минут назад пользователи дейтинг-приложений вполне могут расцветить свое общение новыми символами.

Главное в emoji-флирте — удостовериться, что тот или иной значок визави считывает идентичным образом. В противном случае неизбежно возникнет сбой коммуникации, который может привести к печальным последствиям для только возникающих или даже устойчивых отношений. Кроме того, стоит помнить, что культура пользования этим визуальным языком развивается очень быстро. И те изображения, которые еще недавно воспринимались как иногда безвредный, а иногда пошловатый способ заигрывания, постепенно могут оказаться дешифрованы как агрессия, харассмент. Конечно, мы все помним, что «иногда сигара — это просто сигара», но в определенных ситуациях такое оправдание будет бессмысленным. 

Мемы

© Mymemes.biz

Все предыдущие элементы интернет-заигрываний уже стали классикой, нормой, освоенной (или как минимум доступной для освоения) участниками онлайн-коммуникации, когда-либо сталкивавшимися с необходимостью онлайн разговоров«об отношениях». Существуют вполне четко прописанные правила декодирования этих визуальных компонентов современного языка, доступ к ним продается и покупается. Значит, и соответствующие навыки обращения с этим визуальным материалом приобретаются сравнительно легко – было бы желание и, иногда, средства.

Мем же, как завещал Ричард Докинз, это единица культурной информации, для корректного обращения с которой необходимо ориентироваться в разделяемых в том или ином сообществе смыслах. Надо быть носителем определенной культурной памяти, чувства юмора, даже истории пользования сетью, чтобы иметь возможность общаться с кем-то с помощью таких медиаобъектов. Так что, видимо, флирт посредством мемов подходит только для самых искушенных пользователей и, к сожалению, вынужденно ограничивается членами одного комьюнити.

Конечно, можно прибегать к мемам для первичного испытания потенциальных партнеров на соответствие персональным ожиданиям и стандартам. Скажем, отправить юной девушке изображение Педобира и ждать реакции. Однако такой способ завязывания отношений не просто непродуктивен (ну кто из современных юных пользователей знает о 4chan и аналогичных источниках популярного контента?), но потенциально травматичен. Все-таки мемы многое говорят о нас как пользователях, а неодобрительный отклик на конкретное изображение может стать указанием на очевидную для другого социальную неадекватность отправителя. Для вас конкретный мем - часть важнейшего культурного кода, а для того, кому вы искренне хотели понравиться, просто очередной сетевой мусор. Ну и какие могут быть отношения, если вы уверены, что олбанский - отличный способ быстро, емко и по-своему интеллектуально обозначить отношение практически к любой теме, а собеседник считает вашу речь неграмотной или, что еще хуже, опознает в вас представителя отжившего свое поколения интернет-пользователей?

Торжество секстинга

Миниатюра из «Книги о средце, охваченном любовью» Рене Анжуйского. XV век

Bibliothèque nationale de France

Онлайн-язык кокетства во многом визуален, и это прекрасно. Использование символов для начала отношений любого рода выступает качественным способом преодоления естественной застенчивости и даже демократизирует общение. Однако не стоит видеть в современных возможностях секстинга спасение от тех коммуникативных трудностей, с которыми веками сталкивались люди в процессе любовных игр. Современность скорее производит новые вызовы, мешающие достичь согласия в вопросе применения конвенциональных, привычных языковых средств для выражения интереса и уважения к другому; решения же, которые она предлагает в виде цифровых инструментов, ситуативны.