© Simson Petrol / unsplash.com

Мы постоянно пользуемся интернетом и все знаем. Вы можете рассказать что-то новое?

Редакция «Новой Этики»

Во-первых, цифровая этика не ограничена проблематикой, формируемой использованием интернета. И дело не только в том, что «интернета вообще» не бывает, а есть его региональные и национальные «версии». Да и кроме этой сети существуют масса других — FidoNet, например. Обсуждаемые в этом проекте моральные проблемы, опыт общения с другими, непохожими на условных «нас», спорные нормы общения и сосуществования проявляются в применении самых разных технологий, связанных не только с развитием систем компьютерных сетей. Мы говорим о нравственном измерении, «этическом», характерном для человека, который ощущает себя обитателем смешанной онлайн-оффлайн реальности, гражданином нового, во многом цифрового, мира.

Во-вторых, быть пользователем сети и видеть этические парадоксы как результат формирования нового глобального цифрового сообщества — далеко не одно и то же. Когда вы сталкиваетесь с онлайн агрессией, кажущейся деградацией коммуникации в соцсетях, уничтожением приватности личной жизни в насквозь просматриваемом (цифровом) пространстве, даже просто непониманием увлечений всех «этих» геймеров, сайнстеров, двачеров — пытаетесь ли вы представить, какие именно социокультурные подвижки, даже цивилизационные решения стоят за этими изменениями? Стараетесь ли вы разглядеть в этих приметах современности ростки будущего и следы прошлого? Желаете ли создавать атмосферу обсуждения, сомнения, а не разбрасываться диагнозами в адрес всех несогласных с вашим мнением? К сожалению, современное быстрое течение повседневной жизни часто требует скоростной реакции. А она не предполагает возможности постоянного и вдумчивого обсуждения сложных вопросов, принципиально требующих непростых, неоднозначных ответов.

Оглядываясь вокруг, мы — те же пользователи интернета, цифровые граждане — проблематизируем видимые дилеммы и угадываем за абрисом каких-то частных споров фундаментальные проблемы. Наша задача — не пошатнуть чье-то знание о том, «как там все устроено». Но предложить подумать, что такое это «там» и «все», кто и что его «устраивает», какова мера ответственности и субъектности современного человека перед лицом цифровой реальности, что признается в этой реальности корректным или недопустимым и как решения онлайн-сообществ влияют на социальное устройство вообще.

И, кстати, мы не рассказываем. Мы свидетельствуем, приглашая в наш круг тех, кому есть что сказать. И не только про «цифру», но и про новое этическое измерение современности.

Зачем говорить про цифровую этику, если на эту тему пишут в телеграм-каналах и даже сериал есть — «Черное зеркало»?

Редакция «Новой Этики»

В большинстве случаев существующие разговоры про «цифровую этику» можно поделить на 2 категории. Это либо высказывания, претендующие на демонстрацию профессионального, а, значит, почти сакрального знания. Либо широкими мазками размеченные мнения о добре и зле, моральном выборе и его невозможности, добродетелях и пороках.

Telegram-каналы, создаваемые специалистами по этикету онлайн коммуникации, равно как и научные журналы, в которых публикуются исследователи интернета, новых медиа, представители цифровой гуманитаристики (кстати, нередко все это — одни и те же люди), представляют сознательно «туннельную» оптику обсуждения проблем цифровой жизни. Их ограниченность — следствие необходимости отыскать свою нишу, обозначить себя как достойных уважения знатоков верифицируемых частных реалий.

Футуристические сериалы, как и почти вся традиция художественного киберпанка, напротив, пытаются дать ответы на все вопросы сразу. Что будет, когда социальные сети превратятся в систему рейтинга, от которого будет зависеть качество жизни? Как изменятся представления о приватности и сокрытии информации, если всем вмонтируют импланты, записывающие любую визуальную информацию? Вообще, что нас ждет в будущем — восстание машин, превращение человечества в параноидальных одиночек, спасающихся от роботов? Человек любит таинственное, жуткое, а с недавних пор еще и саспенс — и киноиндустрия с радостью предлагает соответствующие рассказы. А тот факт, что за каждым сюжетным поворотом скрывается достойная диспута философская традиция — ну так на это можно намекнуть демонстрацией увесистого тома какого-нибудь ученого. Бодрийяра, например.

Мы далеки от таких способов рассказывать про «цифровую» или, в более привычных нам терминах, «новую этику». Потому что назваться специалистом в этой области значит предстать слепцом из старой притчи про слона. Или самонадеянно предположить возможность такого понимания предмета, которое объединяет всю прежнюю традицию. Мы размечаем контрапункты этических дилемм, собираем разные самостоятельные голоса, способные произвести ответственные суждения и создаем полифонические высказывания. Зачем? А кто это сделает, кроме нас?

Вы рассказываете про цифровую этику. А этика и этикет это разве не одно и то же?

Редакция «Новой Этики»

Если отвечать кратко, то под этикетом обычно понимают нормы публичного, коллективного или частного поведения, контролируемый обществом церемониал, приемлемый для определенных условий выражения человеческих желаний и людского взаимодействия. Этика же это, в первую очередь, набор нравственных измерений существующих структур и институтов. А еще традиция изучения «этического» намекает на возможность обнаружения в каждом морального сознания или как минимум способности конструирования моральных принципов и внеморальных доводов.

Однако если отбросить эти школярские игры в слова, легко обнаружить взаимное переплетение значений этих понятий. Для дискуссии об этике вообще нужна довольно чувствительная оптика. Именно она позволяет увидеть за правилами этикета ценности, определяемые историческими, социокультурными, политическими и экономическими реалиями. А сами эти обычаи «подобающего поведения» распознавать в качестве выражения представлений о нравственности. Разговоры же о новой, цифровой этике, вообще требуют своего рода улучшенного «фасеточного зрения». Благодаря ему можно с максимальной частотой видеть в ситуациях сетевого общения, роботизации, совместного бытия с искусственным интеллектом и поколениями цифровых номадов не признаки заката человеческой цивилизации или, напротив, торжества инженерной мысли. Но нечто вроде последовательного усложнения человека как субъекта и объекта принимаемых решений, существующего в условиях полуавтономной или, по крайней мере, диктующей свои законы, технологической среды обитания. И — что важно — еще больше смещающей этические и этикетные нормы, фактически выдающей одни — за другие.

Велик соблазн писать о правилах онлайн споров, игнорируя разговор о том, чего стоят в современной цифровой среде нормы солидарности или толерантности. Кажется, что можно определять принципы профессиональной коммуникации, не обращая внимания на изменения трудовой этики в эпоху тотальной автоматизации работы и досуга. Мы стоим на иной позиции — различения за частными правилами этикета или старыми этическими дилеммами сознательного или почти случайного обновления человеческого мира вообще. Детали, нечто ситуационное важны для нас не в меньшей степени, чем общие этические правила. Там, где можно увидеть конкурирующие между собой digital этикеты и этики, мы видим колебания и умножения жизненных сценариев. И пробуем их на вкус, на прочность. Да, этика и этикет — не одно и то же. Но всерьез анализировать нашу современность и при этом исследовать вариативные личные принципы и общие предписание как изолированные сущности, предпочитать одно другому нельзя.