Это я, Этичка

А что это вы тут делаете?

Где это я? — спрашивает себя, наверное, случайный посетитель сайта, поверивший зазывной рекламе. Вопрос не праздный.

Неизвестный последователь Пинтуриккьо. «Геракл на распутье». Ок. 1505 Wikimedia Commons

Где это я? — спрашивает себя, наверное, случайный посетитель сайта, поверивший зазывной рекламе. Вопрос не праздный.

Вы, случайный посетитель, как и мы (это такое «мы», которое создателей сайта не пытается отделить от его посетителей, это специальное объединяющее «мы», все мы — в одном и том же месте), так вот, вы/мы — в новой эпохе, простите за пафос

Мы в новом мире — мы просто живем внутри перманентной информационной революции, которая без жалости меняет наши привычки на самом банальном, мелком, бытовом, то есть самом главном вообще-то для человеческой жизни уровне. Это тяжело заметить, но это важно понимать. Меняется отношение человека к работе с информацией (это самое простое, это все замечают), но также — и к другому человеку, и к миру в целом. Меняются смыслы самых привычных понятий — «работа», «дружба», и самых значимых — «любовь», «смерть».

ХХ век был не только веком войн и диктатур, он еще был веком постепенного подавления информационной средой всех прочих сред человеческого бытия, веком превращения человека в производителя и потребителя информации по преимуществу. Когда пришли цифровые технологии, человек уже был готов в них раствориться, радио и телевизор сделали свое дело.

В отличие от прежних революций наша — невероятно стремительна. На что совсем давно уходили тысячелетия, затем века, затем десятилетия, на то теперь хватает года, а то и месяца. Что из этого следует — из этого следует, что стандартные институты социализации (семья, школа, могучий трудовой коллектив етц) не успевают выработать и навязать представлений о должном, правильном, возможном, допустимом в новых ситуациях, с которыми все время приходится сталкиваться.

Меняются смыслы самых привычных понятий — «работа», «дружба», и самых значимых — «любовь», «смерть»

Кто знает, что теперь хорошо, и что плохо? Как быть могущественному продюсеру, который тридцать лет назад положил руку не на ту коленку, и как быть мелкому клерку, какому-нибудь Акакию Башмачкину наших дней, который три часа назад поставил лайк не под той записью? Понятно, как быть: бояться, — но что еще, помимо страха, стоит испытывать, и как действовать, чтобы старые ошибки исправить, а новых не сделать? Что теперь ошибка, а что нет?

Продюсер не знает ответа, и клерк не знает, и мы не знаем. Мы, как и все прочие миллиарды соседей, этот новый мир не выбирали, так вышло, что мы в нем оказались. И раз уж оказались — пытаемся зафиксировать, назвать, как некогда Адам зверей земных, эти новые проблемы человеческих взаимоотношений, а если повезет, — то и отрефлексировать в рамках этической сферы.

Именно это мы и делаем. В это и предлагаем включиться всем, кто понимает, что процесс постановки вопросов увлекательнее, чем процесс навязывания ответов.