Образование в эпоху цифры

Мои YouTube-университеты

Видеохостинг в образовательном поле

© Max Pixel
Текст: Оксана Мороз

Материал подготовлен в рамках проекта «The Earth Is Flat - Kак читать медиа?», реализуемого Гёте-Институтом в Москве и порталом COLTA.RU при поддержке Европейского союза

В 2017 году Роберт Кинкл, CEO YouTube, опубликовал в соавторстве с Мэни Пейван, высокопоставленным представителем Google, книгу «Streampunks: How YouTube and the New Creators are Transforming Our Lives». Она должна была вдохновлять активных пользователей видеохостинга на производство и распространение оригинального контента. За этим призывом, отчетливо связанным с ощущением конкуренции (в 2017 году другой, не менее известный, монополист запускает сервис Facebook Watch), легко угадывается желание навязать очевидные нормы культуры достижительства. Тот, кто готов стать блогером, открывает для себя увлекательные перспективы онлайн предпринимательства, потенциально превращается в лидера мнений – как минимум, в конкретной нише – и вообще становится гораздо более публичным и заметным. А этот социальный капитал можно конвертировать и в устойчивые валюты.

За прошедшие 3 года представление о блогерах как «инфлюэнсерах» более или менее закрепилось. И даже массовая пресса уже вовсю говорит о «наноинфлюэнсерах», в еще большей степени потворствуя закреплению за блогерами статуса игроков рекламной индустрии. А вот другая идея – о том, что пространство, в котором они работают, важно не только как рекламная площадка, но и как поле трансляции смыслов – пока выглядит довольно маргинально. И это неудивительно: в мире, где есть массовые открытые онлайн курсы (MOOC), онлайн курсы ведущих вузов мира, просветительские сетевые проекты и СМИ (вроде Arzamas, Постнауки и N + 1), обучающие приложения для развития как навыков, так и конкретных знаний, кажется, не требуется еще одна альтернатива формальным образованию и обучению. Тем не менее, YouTube позволяет делиться опытом (значит, в какой-то степени, учит) и становится местом не менее важным для получения навыков и наращивания компетенций, нежели такая старая корпорация (или система сообществ) как университет.

Как хакнуть образование

Для того, чтобы проблематизировать университет как корпорацию и социальную систему, требуются отдельные исследования. Нам же сейчас достаточно заметить, что клишированное описание университета как особой социальной организации и «кузницы кадров» подразумевает некоторую исключительность тех, кто допущен к образованию. Однако эта «функциональная» уникальность и нетождественность профанному миру не-знания плохо соотносятся с современными реалиями. Высшее образование сегодня по определению является массовым, поэтому прежний флер неповторимости теряют как учебные программы и их авторы, так и сообщество студентов. Любое содержание любой учебной программы в принципе легко воспроизводимо, поскольку построено на использовании стандартизированных макетов (например, учебных планов, программ дисциплин и т.д.). При этом типичность образовательных программ порождает серьезную ставку на «нормирование» и дисциплинирование массового студенчества, которое должно быть превращено в удобный объект управления.

Чего университетам не хватает (и, в контексте описанной выше схемы – по понятным причинам), так это уникальных образовательных «продуктов», которые предполагали бы трансляцию не фундаментальных знаний и методологий, а повседневного профессионального и повседневного опыта. С другой стороны, именно видеохостинг предлагает площадку для демонстрации суперактуальных, узкотаргетированных навыков – а равно и «lifestyle» историй и переживаний – которая позволяет одновременно удовлетворить любые прагматические интересы зрителей. Вы хотите обучиться языку программирования Processing, бесплатному инструменту художников и дизайнеров, и не желаете тратить время на краткосрочные оффлайн курсы или более длительные программы, напоминающие «просвещенное ПТУ»? Тогда подписывайтесь на канал c туториалами о «креативном кодинге» и изучайте его в удобном для вас графике. Возможно, вам, напротив, надоела высокотехнологичная повседневность с ее культом гиперпотребления? Тогда стоит обратиться, скажем, к каналам так называемых «выживальщиков» или других пользователей, выступающих за осознанность любых практик и нормы «slow living».

Было бы, конечно, большим упрощением утверждать, что весь миллиард с хвостиком пользователей YouTube может выстроить с помощью сервиса полноценные образовательные треки. Однако поскольку площадка функционирует за счет пользовательского (часто – высокопрофессионального) контента и построена на активизации партиципаторного потенциала клиентов, объем и множественность образовательных возможностей только развиваются. Так что YouTube как один из источников-пионеров технологии «интерактивного видео по запросу» именно в силу установки на работу с практиками вовлечения и активации интересов клиентов открывает массу возможностей хакнуть образование. От мягких, предполагающих возможность имплементации сетевых просветительских проектов в оффлайн образовательные практики в качестве иллюстративного материала, до более жестких, когда видеохостинг становится полноценным участником процедур аттестации как минимум.

Между образованием, просвещением, обучением и воспитанием

В итоге YouTube – не как монолитная площадка, но как совокупность частных авторских интенций и голосующих за них потребителей – претендует на отвоевание у прежних институций права на легитимное пребывание среди игроков соответствующего рынка. Правда, тут же возникают проблемы, продиктованные гибридным характером конвенциональной образовательной системы и ее составляющих.

Образование предполагает не только обучение (например, конкретным навыкам) и просвещение участников процесса, но и воспитание. Под последним понимается целый спектр практик – от трансляции норм этикета до фиксации конкретных более рестриктивных порядков взаимодействий, принятых у определенных сообществ в определенном контексте. Скажете, что от этого описания веет принуждением и насилием, и с вами будет невозможно спорить: еще Мишель Фуко писал, что культура живет за счет дисциплинирования субъекта. Образовательная система – одна из упоминавшихся им сфер жизни всех и каждого, которая построена на некоем деспотизме, осуществляемом для воспитания «гражданина». Этот репрессивный потенциал образования (который активно оспаривают сторонники анскулинга) более или менее согласованно принимается как гарант достойного старта социальной жизни.

Очевидно, что YouTube как цифровой медиум не может претендовать на подобную благосклонность со стороны пользователей. Неформальный характер этого «университета», который выражается в отсутствии стройной методической системы передачи знаний и – вместе с ними – представлений о нормативном, предполагает, что сильной стороной его «профессуры» не может быть микрофизика подчинения. А если мы видим ее отблески, то распознаем их в видеохостинге (как наследнике прежних медиа, а не университетов) в качестве свидетельства осуществляемой манипуляции общественным мнением и/или пропаганды. Наверное, потому те из нас, кто часто непрофессионально, но серьезно и надолго связан с образовательной сферой (родители несовершеннолетних детей, например) беспокоятся о детском увлечении YouTube-каналами. Классно, что и дети могут быть, пусть и опосредованно, заказчиками и получателями образовательных услуг, а значит субъектами. Но можно ли быть уверенным в безопасности YouTube как дисперсной образовательной инстанции с множеством акторов, да еще и лишенных собственной, внутренней дисциплины?

Нет, конечно, уверенности здесь быть никакой не может, на то это и неформальное образование. Более того, очевидно, что сама платформа создает некие риски, особенно заметные при сужении сферы влияния в прошлом легитимной образовательной среды-монополиста. Но лучше пусть в поле образования развивается рискованная и интуитивно осуществляемая пользователями демонополизация. Может, так мы спасемся от надвигающейся стагнации, изредка встряхиваемой властными инициативами.