Образование в эпоху цифры

Не будь дураком!

Зачем получали образование в древней Греции, Средневековой Европе и древнем Китае

Деталь барельефа гробницы Джованни да Леньяно с изображением студентов Болонского университета. 1383. Philately of Saint Dominic’s Order
Текст: Андрей Громов

Материал подготовлен в рамках проекта «The Earth Is Flat - Kак читать медиа?», реализуемого Гёте-Институтом в Москве и порталом COLTA.RU при поддержке Европейского союза


Зачем люди получают образование? На этот вопрос есть универсальный ответ. Для того, чтобы стать частью элиты. Собственно, образование - это всегда система вычленения элит. И не так уж важно, чему именно учатся люди: каллиграфии, как в древнем Китае, воинскому мастерству, как в Спарте или философии и риторике, как в Афинах.

Иногда, как в средневековой Европе, система образования создает даже параллельную систему вычленения элит.

Но, в любом случае, образование - это то, что дает возможность стать частью элиты, и то, что влияет на формирование элит. И это очень редко хоть как-то связано с практическими знаниями и навыками.

Зачем и чему учились в древней Греции

Обучение в школе. Краснофигурная вазопись. Начало V в. до н. э.

Staatliche Museen

В древней Греции работали рабы. Рабы природой предрасположены к физическому труду и подчинению, учил Аристотель. А греки той же природой предрасположены к занятиям политическим: к обустройству жизни города и взаимоотношений его с внешним миром. Собственно, рабы от свободных отличались происхождением и внешним видом, но главным образом - образованием, которое, собственно, и давало возможность заниматься делами свободных людей.

Впрочем, что именно должен был знать и уметь свободный грек, - на этот счет было как минимум два мнения. Афинское и спартанское.

Спарта - военизированное государство, а потому цель образования в Спарте - сделать воина. Учиться чему-либо, что не имеет отношения к войне, для спартанца было зазорно. Детей в 7 лет забирали в государственные казармы, где они обучались 13 лет. Учили в первую очередь бою и борьбе. Учились жить впроголодь, учились убивать. Также учились групповым танцам и музыке - это, как считали спартанцы, объединяет и готовит к слаженности действий на поле боя.

В Афинах воинское мастерство и физическая сила тоже, естественно, ценились. Но цель образования была совсем в другом. Тут человек был тем ценнее, чем больше он знал, и чем интереснее с ним было говорить. От умения говорить, убеждать и объяснять зависело также и его влияние в своем городе.

Детей отправляли в школы (обычно в сопровождении раба, которого называли педагог (paidagogos). Там их учили грамматике - так называли чтение, письмо, арифметику и литературу, а также музыке и физической культуре.

Организованное образование на этом заканчивалось (обычно в 14 лет), но греки (афинский тип отношения к образованию был куда более распространен в греческом мире, чем спартанский) на этом не останавливались. Они продолжали учиться. Но уже не в государственных учреждениях, а у специалистов-учителей. Учились в основном медицине, праву, риторике, географии и математике. Но главное - философии, которая объединяла все другие знания в целостную систему.

Большинство учителей странствовало из-города в город и так находило учеников. Но к некоторым знаменитым учителям ученики сами шли со всей Греции.

В 387 г. до н.э. друзья и ученики Платона купили ему усадьбу в роще за городскими стенами Афин. Роща называлась Академ. Там, в Академии стал жить и учить Платон, постепенно он собрал вокруг себя учеников и других философов. Получилось что-то вроде учебного центра для всей Греции. Очень престижного и влиятельного. А над воротами Академии Платон сделал надпись: «Не знающим геометрии вход воспрещен» (другой, более знаменитый и точный вариант перевода – «Не геометр да не войдет!»). Дело продолжили ученики Платона, Академия просуществовала в том же месте почти 300 лет, и все это время была самым главным учебным заведением в Средиземноморье.

Аристотель 20 лет учился и учил в Академии. Но когда Платон умер, он отказался продолжать его дело (та самая легендарная фраза: «Платон мне друг, но истина дороже»), и чтобы развивать свое собственное учение, завел собственную школу на востоке Афин возле статуи Аполлона Ликейского, там, где когда-то учил Сократ. Школу его стали называть Ликеем (или Лицеем в русской транскрипции). Аристотель любил рассуждать, прохаживаясь среди рощ Ликея, и оттого его учеников стали звать «перипатетиками» (прогуливающимися).

Еще одной знаменитой «высшей» школой в Афинах была школа софиста Исократа. Исократ организовал ее в пику Платону, с которым враждовал, и сделал упор на обучении риторике. И, в отличие от Платона и Аристотеля, за свои курсы лекций он брал деньги.

Зачем и чему учились в древнем Китае

Неизвестный художник. Искусство каллиграфии. Свиток из серии «Восемнадцать учёных». Ок. XVI в.

國立故宮博物院 (Музей императорского дворца в Тайбэе)

Тут как раз все просто. В Китае учились для того, чтобы получить должность чиновника.

То есть, конечно, история Китая и образования в Китае очень долгая и разнообразная. Но начиная с эпохи Хань (II век до нашей эры), так или иначе на любом ее этапе смыслом образования была сдача экзамена, дававшего возможность занимать чиновничьи должности. Точнее, система экзаменов была введена только через 900 лет, в VI веке, а до того чиновники обучались в элитных школах. В частности, в легендарной «Хунду Мэньсюэ» - там дети китайской знати обучались в основном каллиграфии. Но именно это умение и считалось основным для получения высших чиновничьих должностей на протяжении многих лет.

А вот начиная с VI века формируется уже полноценная система образования. С трехступенчатой системой экзаменов: уездные, провинциальные и столичные. Причем доступ к экзаменам имел любой житель Китая. Ограничение было только одно: свидетельство соседей о твоей правоспособности. Правоспособность предполагала, что в семье соискателя на протяжении трех поколений не было актеров, цирюльников, палачей, тюремщиков и проституток.

Зачем и чему учились в средние века

Собрание докторов Парижского университета. Миниатюра из манускрипта Chants royaux. XVI в.

Bibliothèque nationale de France

Средневековые европейские университеты были очень странным местом.

Чтобы учиться там, люди расставались с привычным укладом жизни, с семейным окружением - то есть со всем тем, на что средневековый человек мог хоть как-то опереться и за счет чего жил и выживал. Обучение, жизнь в университете, пропитание в чужом городе - все это требовало огромных расходов. И все это ради того, чтобы 5 или даже 7 лет изучать «свободные искусства» - сначала тривиум: латинскую грамматику, логику и риторику; а потом квадривиум: арифметику, геометрию, астрономию и музыку. Все эти знания не имели особого практического смысла. Изучив свободные искусства, можно было учиться на медицинском, юридическом или теологическом факультете. И это тоже от 7 до 14 лет. Причем окончив тот же юридический факультет, нельзя было просто вернуться в родной город и начать практику юриста. Потому что в университетах изучали римское право, а про конкретные законы никто ничего не говорил. Так что после университета надо было устроиться помощником к юристу и много лет практиковаться в местном праве.

Так зачем люди стекались со всей Европы (часто одна дорога в университет занимала несколько месяцев пути) в университеты, тратили там свое время, деньги и здоровье?

Чтобы стать тем, кем другие не были. Чтобы вырваться из своего мира.

Средневековый мир - это строго закрепленный сословный мир. Каждое сословие живет своей замкнутой и четко очерченной по рождению жизнью. Жизнь эта замкнута и привязана к ограниченному пространству. Выход за рамки своего сословия, своего пространства - трагическая десоциализация.

Университет же был как бы параллельным социальным пространством. Университеты и функционировали как отдельные государства, студенты получали привилегии, были освобождены от налогов и неподсудны местным властям. Университеты существовали по своим законам, а внутри университета были свои законы у каждой нации (университеты делились на нации по территориальному признаку) и у каждой коллегии. Университетом всевластно управлял ректор, избираемый чаще всего не более чем на три месяца. Тут не было семьи и привычных связей. Их заменяли другие связи, принципиально не типичные для средневекового мира, - связи равных, людей, объединяемых общими знаниями, прочитанными книгами и проведенными диспутами. То есть это был опыт уникальной социализации. Опыт жизни в открытом и свободном пространстве.

На выходе студент, если у него хватало сил, терпения и денег, проходил необходимые испытания и получал степень. Степень эта признавалась везде и во всех государствах. Степень эта сама по себе не давала ни денежного места, ни каких-то конкретных привилегий, но обладала очень значимым статусом, причем не столько благодаря знаниям, сколько вот этому самому уникальному опыту социализации. Ну и, разумеется, те связи, которые устанавливались в университете, помогали в дальнейшей жизни. У людей, закончивших университет, появлялась как бы вторая семья, – те, с кем они учились, пьянствовали, готовились к испытаниям.