Образование в эпоху цифры

Любое потребление контента – это уже образование

Директор коммуникационного агентства «Пикчер» Артем Крашениников о том, почему современная система образования не работает

Питер ван дер Хейден после Питера Брейгеля Старшего. «Осел в школе». 1557. The Metropolitan Museum of Art
Текст: Андрей Громов

Материал подготовлен в рамках проекта «The Earth Is Flat - Kак читать медиа?», реализуемого Гёте-Институтом в Москве и порталом COLTA.RU при поддержке Европейского союза

Артем Крашенинников – директор коммуникационного агентства «Пикчер», в прошлом – шеф-редактор научно-популярного сообщества «Образовач» и главный редактор информационного сообщества «Лентач».

А нужно ли вообще гуманитарное образование для современной экономики? Для решения всех этих технологических задач? Да даже и не только технологических? Нужно ли все это для полноценного функционирования в современном мире?

Гуманитарное образование дает осознанность при принятии решений. Ну вот, я сейчас пытаюсь свой практический опыт, основанный на взаимодействии с вирусным контентом, как-то теоретизировать. Найти определенные закономерности, общие правила построения контента. Так, чтобы он был максимально вирусным, виральным. Что нужно сделать с контентом, чтобы он распространялся в соцсетях? Как этот контент смазать, чтобы он полетел и уже самостоятельно распространялся? И думая надо всем этим, мне пришлось спуститься к основам. Понять, как вообще устроены медиа, как устроены базовые принципы взаимодействия человека и контента, принципы функционирования каналов коммуникации. И да, оказалось, все то что я считал своими открытиями, люди уже придумали, написали и описали, начиная, как минимум, с 60-х годов ХХ века. То есть я вот начал думать про сетевые мемы, и мне, чтобы разобраться с ними, пришлось спустится к основам. Читать работы философов, слушать лекции, разбираться с гуманитарными концепциями.

Но тут я столкнулся с любопытной проблемой. Оказалось, что те люди, которые действительно хорошо понимают в медиа, мне совершенно никак не могут помочь. Ну то есть они хорошо во всем этом понимают, но сделать шаг в мою сторону не могут. Мне казалось, что им нужно сделать шаг, и они все мне и остальным объяснять про мемы. Но этого не происходит.

Ловушка специализации

Вы считаете, это проблема образования?

Да, причем не просто проблема. Это такой тупик. Специализация, под которую заточено образование, с одной стороны, меня оставила без нужных мне гуманитарных знаний, а с другой, не дает гуманитарным специалистам мне помочь решить мои технологические проблемы. Но ведь специализация – это довольно новое явление. Разделение знания – оно происходит только последние два века. Все те, кто висят в школах на стенах в кабинетах физики и математики, – они по большей части были не физиками и не математиками. Они были просто учеными. Они были математиками, физиками, философами. Они обладали универсальным знанием. И вот эта специализация нас сильно друг от друга отделяет. И в итоге очень мешает развитию.

Ну вот я со школы привык воспринимать раздельность знаний. Есть урок математики, есть физики, есть литературы. И для нас психологически все знания раздельны. И сейчас мне не хватает какой-то обособленной, понятной онтологии знания. Чего-то типа древа знаний. Вот математика, производное от математики – физика, производное от физики – химия. Производная от химии – биология, от биологии – психология. То есть чтобы знания были не как отдельные и оторванные друг от друга разделы, а были единой структурой познания.

Что можно противопоставить этой логике специализации?

Сейчас логика специализации требует, чтобы человек с 5-6 класса уже знал, чем будет заниматься. Но вот мне уже за 30, а я до сих пор не знаю, чем буду заниматься. Пять лет назад не знал, и сейчас не знаю. Я делаю, что интересно, пытаюсь. У меня вроде получается. И мне кажется, получается не потому, что я иду очерченной дорогой специализации, а наоборот, потому, что мне интересно и любопытно. Но логика образования, особенно сейчас, как раз убивает это любопытство. Люди перестают быть любопытными.

Поэтому я и считаю, что образование сегодня – это, в первую очередь, мотивация к самостоятельному приобретению знаний. И этому надо учить еще в школе. Я уверен, что в человеке любопытство можно воспитать или, точнее, разжечь. Я уверен, что человеку, которому не интересно ничего, можно поменять модальность и ему станет интересно все. Тут есть, конечно, проблема когнитивных способностей. Но сам по себе интерес расширять знания с этими способностями не так сильно связан. Главное – смоделировать это любопытство. Это то, что в нас заложено изначально, именно любопытство к миру делает человека молодым. Делает его способным что-то создавать и развивать.

Вавилонская рыбка

Но знания-то людям по-прежнему нужны? 

Вся система образования выстраивалась вокруг труднодоступности информации. Но сегодня, когда почти любое знание находится на расстоянии вытянутой руки, сам принцип организации образования: уроки, лекции, семинары, – он уже не эффективен. Образование теперь не передача знаний, а воспитание отношения к знаниям, умения работать с ними, развивать и дополнять.

Мир меняется. Вот изучение языков, которое сегодня едва ли не главный приоритет образования. Изучение языка – это очень трудоемкий процесс. Люди кладут жизнь на изучение двух-трех языков. И это дает им большие возможности для совершенствования, развития и понимания, но современные технологии могут сделать всю эту важнейшую часть образования почти бесполезной. Язык сейчас – это очень важный актив, но очень дорогой, трудоемкий и ресурсоемкий.

Ну вот как в «Автостопом по галактике» есть такая вавилонская рыбка, которую вставляешь в ухо и понимаешь любой язык. Но уже сейчас можно понимать текст почти на любом языке. То есть, уже есть такой аппарат, да, он костыльный, с большими огрехами. Но понимать можно. Мне кажется, в ближайшие десять лет появится такой аппарат, который мы будем вставлять в ухо, или держать в руке. В конце концов, все эти наушники и AirPods уже есть и стали частью повседневной реальности. Люди уже привыкли ходить с ними в ушах. Нужен еще один скачок в развитии машинного перевода, и вся эта система изучения языков будет почти бесполезной.

А не получится ли так, что вместо образования будет просто потребление контента, бог весть откуда?

Любое потребление контента – это уже образование. И тут возникают принципиально новые проблемы. Во-первых, та самая проблема о которой я говорил, проблема любопытства и осознанного стремления к знаниям и развитию. Во-вторых, сам массовый контент, который кто-то формирует, создает, организует. Мы порядка 30% информации сегодня получаем из соцмедиа, соцсетей. Они нас снабжают контентом. Кто бы ни создавал контент, но снабжают нас контентом алгоритмы соцсетей. Как работает алгоритмическая выдача? Она показывает то, что тебе нравится. То, что ты лайкаешь, что читаешь. То есть алгоритм ограничивает тебя таким образом, что ты получаешь все время одно и тоже. Не что-то совсем новое, не то, что тебя может развить или изменить, нет. Они тебе подсовывают то, что ты уже видел и знаешь. И это в итоге определяет вектор развития людей – быть такими же, как есть и были. Быть никакими.

В этом нет специального злого умысла. Соцсети тебе ничем не обязаны, ты можешь там не сидеть и не использовать их как главный источник информации о мире. Они не решают задачу твоего развития, они решают свои задачи – рекламные, технические. Им так выгоднее и проще. Но это создает реальную проблему.

И еще одна проблема. Даже более очевидная. Люди сегодня большую часть времени тратят на контент, который не оседает у них в знаниях. Это развлекательный контент. Потому что так действует рука рынка – когда человек развлекается, ему проще и естественнее показывать рекламу. И понятно, что в этих условиях очень важная задача – создавать такой контент, который может нести образовательную функцию, не теряя при этом аспект развлекательности.

И я имею ввиду не только курсы лекций. Образование сегодня фоновый процесс, не только прямая передача знаний, но, главным образом, передача чужого экспириенса, чужого содержательного опыта. И поэтому, когда ты слушаешь подкаст, где люди разговаривают, думают, шутят, что-то рассказывают и объясняют – это едва ли не важнее курсов лекций. Кто-то озвучил мысли, которые тебе кажутся твоими, кто-то что-то рассказал важное, увлек тебя. Именно такие вещи обеспечивают гуманитарное развитие. Именно это может заменить образовательные институты. Авторитетные центры передачи и обмена экспириенсом.