Диктатура лайка

Попкультурный контекст: лайк для кинозрителя

Как новая реальность «диктатуры лайка» отражена в кинофильмах и сериалах

Кадр из сериала «Черное зеркало». 2011-настоящее время. © Netflix
Текст: Владимир Ильин

По мере роста популярности социальных сетей проблемы, которые они создают пользователям, стали темами для кино, сериалов и видеоигр. Разумеется, во все времена авторы историй о будущем пытались угадать и даже иногда угадывали некоторые его приметы. Но как раз попытка осмыслить роль социальных сетей или просто зафиксировать их присутствие в жизни героев — отличительная черта современных художественных произведений того же ряда. Ни настоящее, ни будущее без социальных сетей сегодня представить просто невозможно.

«Черное зеркало»: диктат рейтинга

© Netflix

Один из новых поворотов современных антиутопических сеттингов — сегрегация, основанная на взаимной оценке друг друга. Принцип работы оценок, их место во взаимодействии между пользователями Uber и Amazon породили достаточно прецедентов, которые переосмысливаются авторами в систему: оценка человека определяет его позицию в обществе. Яркий пример — эпизод «Nosedive» (2016) сериала «Черное Зеркало» Чарли Брукера, где действие происходит в обществе, в котором предоставление услуг и привилегий связано с личным рейтингом каждого человека. Выводится вполне понятная конструкция: если дать человечеству возможность оценивать друг друга, то очень скоро эта возможность превратится в социальный репрессивный аппарат.

«Community»: от рейтингов к кастам

© National Broadcasting Company

В ситкоме Дэна Хармона «Community», в серии «App Development and Condiments» (2014) использовался похожий сюжет. В колледже, где происходит действие сериала, решили запустить бета-тест приложения, в котором позволяется оценивать других людей. Со временем кампус преобразуется в дистопическое общество, где каста пользователя зависит от оценки. Разница тут в том, что Чарли Брукер пытается зачем-то напугать нас ужасами социальной иерархии, основанной на персональных рейтингах, а Дэн Хармон высмеивает то, каким образом мы подаем свой образ в социальных сетях, и переосмысляет революцию: распределение рейтингов приводит к восстанию групп пользователей с низким рейтингом против лайк-капиталистов.

Replica: у нас лайк, возможно, терроризм!

© Somi Games

Взаимоотношения современного государства и социальных сетей также становятся объектом для изучения. В видеоигре Replica (2016) пользователь играет за человека, который вынужден изучать мобильное устройство незнакомого ему человека с целью выяснить, является ли тот террористом. Геймплей состоит из изучения содержимого телефона: взламывая пароли закрытых фотоальбомов и профайлы в социальных сетях, игрок должен собрать доказательства против подростка, обвиняемого в организации теракта. При одном из способов прохождения игры появляется возможность даже подобрать уголовную статью и конкретное обвинение за лайк.

Фейсбук-триллеры: страшный интернет

© Ruby Films

Эта тема способна порождать собственные поджанры. Пример — новый тренд в жанре фильмов ужасов Facebook/cyber thriller.

Одним из первых заметных фильмов в этом поджанре стала картина «Chatroom» (2010) культового японского триллер-режиссера Хидео Накаты, автора «Звонка». Как правило, действие такого рода фильмов разворачивается в видеочатах, пик моды на которые пришелся на конец нулевых и начало десятых годов XXI века. Попытки сделать интернет пространством для развития хоррор-истории предпринимались и раньше, но по-настоящему успешные фильмы ужасов появились как раз в 2010-е годы.

Эксплуатация темы социальных сетей продолжилась в фильме «Antisocial», где обыгрывается роль социальных сетей в зомби-апокалипсисе. Но в некотором смысле верхней точкой развития жанра стал фильм Левана Габриадзе «Unfriended» (2015), спродюсированный Тимуром Бекмамбетовым. Сам фильм касается и темы кибербуллинга, и суицидов из-за распространения частной информации в соцсетях, и видоизменения плоскости коммуникации. Несмотря на общий кризис, в котором находился сам жанр фильмов ужасов, использование целого комплекса разнообразных сервисов и социальных сетей в качестве пространства для развития классической хоррор-истории и взаимодействие с концептом «смерти в соцсети» придали нужную оригинальность фильму. При этом фильм умудряется сохранить каноническую для классических хорроров фабулу и общий сюжет, а также заставляет играть новыми красками обычный подростковый «слэшер» (про группу друзей, которые выехали за город), просто заменяя заброшенный дом/больницу/старый детский лагерь на скайп-конференцию.