Диктатура лайка

Три истории про увольнения

О том, как наши действия в социальных сетях могут превратить нас в безработных

Бенджамин Уэст. «Изгнание из рая». 1791. National Gallery of Art
Текст: Андрей Громов

Там ниже будут, как и было заявлено, три истории. Одна про плохого человека, увольнение которого всех порадовало. Вторая про человека, пострадавшего из-за своих прекрасных друзей и их разлившейся по соцсетям радости. Ну и третья про хорошего человека, чье увольнение никого не порадовало, кроме его неприятного коллеги.

О том, как неприятный человек неприятно повел себя и за это уволен

Веньямин Вотье. «Хвастун». Вторая половина XIX в.

The Athenaeum

Это довольно известная и совсем недавняя история. О том, как неприятный человек очень неприятно себя повел в соцсетях и в итоге остался без работы.

«А я вот иногда даже думаю, как здорово, что жизнь всех расставляет всех по своим местам, как в известной песне "Мальчишника". Мне — возможность за годик заработать без особого надрыва и купить двушку в Москве (не котлован, не ипотека), поменять там все под себя, итальянские обои-плитка, родная немецкая бытовая техника, палисандровые панели кухонного гарнитура, керамогранита на целую Газель, а бомж-активистам – обозримую часть жизни большую часть зп отдавать за аренду хаты у бабули, а остаток пропивать, понтуясь перед дешевыми девицами, пока еще мало что смыслящими в жизни. Мне — знакомства с реально весомыми людьми в этой стране, таким как ты — бурные обсуждалки в фейсбучке для поднятия ЧСВ. Мне — курточки по стоимости твоей зарплаты и восторги баб "какой ты красавчик", обшарпанным к тридцатнику бомж-активистам – раннее облысение и все соответствующее. Как же прекрасно плюнуть на тебя с высоты не только интеллектуального, но и социальной высоты, ибо сие отлично взаимосвязано».

А началось все с того, что в одном интервью, опубликованном в «Коммерсанте», Делано Рузвельта назвали Теодором. Редактор из «Лайфа» Владислав Мальцев заметил эту ошибку и разразился саркастическим постом в своем Facebook... Потом к нему в комментарии пришел автор….

Впрочем, и без конкретного контекста тут все понятно. Каким бы ни был этот контекст, каждому, кто знаком с соцсетями, он совершенно понятен и в общих чертах легко восстанавливается из приведенной выше цитаты. Перепалка двух знакомых (да и не обязательно знакомых), которая быстро переходит в битву на линейках. Ну и, конечно, рано или поздно в битве линеек возникают аргументы в духе «керамогранита на целую Газель» и про «куртки стоимостью с твою зарплату». И да: «как же прекрасно плюнуть на тебя с высоты не только интеллектуального, но и социальной высоты».

Впрочем, плевать с социальной высоты на оппонента в соцсетях хоть и удобно, но не безопасно. Так уж вышло, что данный пост прочитал начальник счастливого владельца московской двушки и глубоко удивился тому, что его сотрудник работает у него «без особого надрыва», а еще больше удивился тем доходам, которые, как оказалось, сотрудник имеет. В тот же день в соцсетях появилось видео-объявление этого самого начальника о «продаже палисандровых обоев и грузовика керамогранита», а его заместитель объявил об увольнении Мальцева. Все были очень довольны.

О том, как обычный человек был уволен за обычные действия

Уильям Холбрук Берд. «Медвежья попойка». 1870

National Academy of Design

Это история тоже очень типична и узнаваема.

Так ведь бывает: очень хорошо проведенный вечер буднего дня практически не оставляет шансов на то, чтобы на следующий день пойти на работу. Обычное дело для любой и даже цифровой эпохи. Звонишь на работу, говоришь, что заболел: «надеюсь день отлежусь, и все будет хорошо». Ну или не про болезнь, а про «забитую канализацию» или «проблемы с газом» — есть много разных ситуаций, которые нормальный работодатель воспримет с пониманием.

Так произошло и с нашим героем. Он вернулся домой в 4 утра, сумел поставить на 7 часов будильник, но когда тот зазвонил, решительно был не в состоянии не то что пойти на работу, но даже просто голову поднять. Через два часа он позвонил на работу и сказался больным (голос был соответствующий, и ему легко поверили). Все было бы хорошо, если бы не добрые друзья. С утра они начали забрасывать соцсеть фотографиями безудержного веселья в хорошей компании, которое с ними случилось накануне. Фотографии были впечатляющие. Танцы, реки самого разнообразного алкоголя — одна, другая, третья. Как же было классно! Спасибо за прекрасный вечер!

Ну и опять же, теги и лайки. В общем, все эти фотографии оказались в ленте у руководителя отдела, в котором работал наш герой. И когда на следующий день он пришел на работу, его ждал очень неприятный разговор с начальством. Нет, его, если честно, не уволили. Просто оштрафовали на треть зарплаты. А уволился он вскоре сам.

О том, как хороший человек помог девушке в соцсети и за это уволен

Владимир Маковский. «Крах банка». 1880

Государственный Русский музей

У людей есть одна важная потребность, которая до появления соцсетей была, кстати, не так очевидна. Потребность эта — помогать другим людям. Наш герой, банковский аналитик, работал в одном из более-менее крупных банков. И вот однажды в его ленте появляется пост, в котором девушка просит помощи. Она переоформила ИП в ООО — и теперь ей важно выбрать банк для открытия нового расчетного счета. Дело не такое уж простое: все-таки бизнес, и очень много всяких нюансов надо учесть. И вот наш банковский аналитик подробно и профессионально описывает ей все преимущества и все минусы разных счетов в разных банках. И да, из этого объяснения выходит, что банк, в котором он работает, не то чтобы слишком подходит. Даже наоборот, минусов у него оказывается куда больше, чем у конкурентов. Ну то есть для чего-то другого — да, он подходит, а для задач конкретной девушки — нет.

Ну а далее, комментарии эти увидел коллега нашего героя. Facebook постоянно подсовывает нам в ленту записи в формате «ваш друг прокомментировал пост» и вообще устроен так, чтобы друзья были в курсе всего, что ты пишешь и комментируешь. Коллега имел какие-то свои (судя по всему, не очень благородные) резоны и послал ссылку начальству. Начальство возмутилось вероломной нелояльностью своего аналитика, и началась разборка. Разборка эта, может, и не закончилась бы увольнением, но наш герой наотрез отказался признавать свою вину и настаивал на том, что никакой нелояльности не было. Что он как аналитик должен всегда честно говорить и писать о всех плюсах и минусах банковских продуктов. Начальство думало по-другому. Теперь уже не только непосредственное, но и самое вышестоящее. В общем, неприятная и совсем не поучительная история.

Все-таки куда приятнее, когда увольняют плохих людей — и совсем неприятно, когда хороших.