Деконструкция демократии

Big Data в Утопии

Учет, контроль и анализ информации: как великие умы прошлого представляли себе идеальное устройство государства

Иллюстрация из книги Вартоломео дель Бене Civitas veri sive morvm. Париж, 1609. University of Illinois Urbana-Champaign
Текст: Иван Давыдов

В отличие от антиутопий, которыми богат ХХ век, и которые на разные лады описывают особость человека противостоять тоталитарному уравниванию, классические утопии Нового времени (да и более ранних времен) — это описания идеальных государств, где за счет правильного учета, контроля и распределения на основе анализа информации, люди живут счастливо, без голода, бедности и прочих ужасов, которые, как, отчасти обоснованно казалось авторам утопий, являются результатом человеческой иррациональности и неэффективного государственного управления. Есть, конечно, исключения, вроде пародийной книги Сирано де Бержерака «Иной свет, или Государства и империи Луны», но все же классическая утопия, как правило, — это описание мира, в котором как раз благодаря эффективной работе с тем, что мы сегодня назвали бы Big Data, и жизнь хороша, и жить хорошо. 

«Государство» Платона

Ян Санредам после Корнелиса Гарлемского. «Миф о Пещере». Иллюстрация к «Государству» Платона. 1604

British Museum

Написанное в 360 году до нашей эры «Государство» - одна из первых известных Европе утопий. Идеальное государство Платона потому и идеальное, что повторяет устройство человеческой души. Это кастовое трехсословное общество – всем правят философы, постигшие платоновскую мудрость, безопасность и порядок обеспечивают стражи, а все прочее, что нужно для жизни – дело третьего сословия, демоса, крестьян, ремесленников и дельцов.

Задача философов, помимо прочего, - наблюдая за детьми (то есть собирая максимум возможной информации о них, выражаясь современным языком), понять, в чем их жизненное предназначение и к какому из сословий они должны принадлежать. Дальше необходимость в Big Data отпадает – будущие стражи просто не смогут узнать ничего такого, что поставило бы под сомнение их призвание, и с юности до смерти будут получать знания и навыки, необходимые их сословию. То же и с прочими. 

«Утопия» Томаса Мора

Амброзиус Гольбейн. Карта острова Утопия. Иллюстрация к «Утопии» Томаса Мора. 1518

Folger Shakespeare Library

Философ, писатель, государственный деятель Томас Мор дал имя целому жанру. В 1516 году вышла его «Золотая книжечка, столь же полезная, сколь и забавная о наилучшем устройстве государства и о новом острове Утопия» или просто — «Утопия» (у-топос, несуществующее место) о счастливой жизни на далеком острове, где государство организовано правильным образом.

В демократии с мудрым монархом во главе и с интеллектуалами в качестве советников основа экономики — сельскохозяйственный ручной труд, которым все граждане занимаются по очереди (не уставая и не более шести часов в день). Но благодаря разумной организации, четко организованному контролю за производством и учету потребностей, всем всего хватает, и материальные блага распределяются даже с избытком.

Правильный несуществующий остров — это, конечно, антитеза неправильному существующему острову, Англии, где Мор успел побывать и депутатом парламента, и лордом-канцлером. Финал карьеры, впрочем, не задался: Мора казнили. Правда, не за взгляды на правильное устройство общества, а за отказ присягать женолюбивому Генриху VIII, признавать его детей, с точки зрения правоверного католика — внебрачных, и учреждение Англиканской церкви. 

«Город солнца» Томмазо Кампанеллы

Иллюстрация из книги «Город солнца» Томмазо Кампанеллы. 1643

Fondazione Giangiacomo Feltrinelli

Примерно через сто лет после «Утопии» Мора свою книгу «Город Солнца» написал итальянский священник Томмазо Кампанелла. Схема стандартная для произведений такого рода: путешественник попадает в идеальную страну и фиксирует специфику ее государственного устройства.

«Город Солнца»,  по нашим меркам, тоталитарное коммунистическое государство, где правят во имя общего блага аристократы духа. Всякому находится дело, причем, как у Платона, с детства. Учитываются не только склонности ребенка, но и астрологические данные, то есть задействуется еще больший объем информации. А дальше каждый работает в соответствии с призванием, с детства. Мудрые правители учитывают все потребности населения и справедливо распределяют произведенную продукцию, ничего не присваивая. Все счастливы.

Кампанелла, кстати, писал свою книгу о всеобщем счастье в тюрьме, куда попал за попытку организовать заговор против испанского владычества в Калабрии. Его пытали, но он выжил (выжил даже после сорокачасового сидения на колу, что, кажется, никому до него не удавалось). После пыток остался калекой, чтобы писать, привязывал перо к руке. Получил пожизненное, отсидел 27 лет. 

«Новая Атлантида» Френсиса Бэкона

Иллюстрация к «Новой Атлантиде» Фрэнсиса Бэкона

LetraViva / Escuela de Pensamiento Federico González Frías

Френсис Бэкон – не только яростный борец за экспериментальные методы в науке, не только автор афоризма «знание – сила», но еще и сочинитель романа «Новая Атлантида» о счастливом государстве ученых на острове Бенсалем.

В названии – отсылка к Платону (Атлантида впервые упоминается у грека в диалоге «Тимей», правда, Атлантида Платона – не совсем идеальное государство). Путешественник, по канонам жанра попавший на неведомый остров, видит там Дом Соломона – целую сеть научно-исследовательских институтов. Все государство работает на ученых, которые заняты добычей самой разной информации о мире. Благодаря воплощению открытий в жизнь жители острова ни в чем не испытывают недостатка. Впрочем, роман вышел через год после смерти Бэкона, в 1627 году, он не закончен, и социальное устройство Бенсалема прописано в нем не вполне внятно.

А сам Бэкон, как принято у англичан, был не только философом, но еще и государственным деятелем. Однако казнен не был. Умер, простудившись во время опыта – шпиговал курицу снегом, чтобы понять, действительно ли холод способствует сохранению продуктов. 

Алюминиевый рай Чернышевского

Фаланстер Шарля Фурье. Литография из журнала «La Phalange, journal de la science sociale découverte et constituée par Charles Fourier». 1836

The Charnel-House

Социалисты-утописты, трудами которых вдохновлялся русский писатель Николай Чернышевский, романов не писали, предпочитая научные труды. Однако в алюминиевом дворце всеобщего счастья из четвертого сна Веры Павловны (роман Чернышевского «Что делать») трудно не узнать фаланстер — центральный дворец комунны из учения о правильном будущем француза Шарля Фурье. Тотальный учет, тотальный контроль, совместный труд и справедливое распределение на основе исчерпывающих знаний о потребностях каждого члена комунны, — вот секрет успеха по Фурье и Чернышевскому. Плюс, разумеется, уважение к женщине и защита всех ее прав (роман Чернышевского в основном, на самом деле, как раз об этом, а изобретателем термина «феминизм» является Фурье).

Фурье, впрочем, не смог организовать ни одного фаланстера, а несколько швейных мастерских, организованных в России восторженными почитательницами Чернышевского в соответствии с идеями его романа, разорились. 

«Путешествие в Икарию» Этьена Кабе

Колония икарийцев в Нову. Предп. 1850

New York Public Library

Идеи социалистов-утопистов вдохновляли, конечно, писателей не только в России. В 1840 году вышел роман француза Этьена Кабе «Путешествие в Икарию». Все по канонам жанра: путешественник рассказывает о том, как попал в неведомую новую страну. Там — коммунизм, тотальная демократия (все чиновные должности выборные), все трудятся, кроме тех, кто предназначен для изучения наук и искусств. Отбор происходит еще в школе (то есть, анализируются природные данные учащихся). Впрочем, каждый может попытаться заняться любой профессией, но должен проходить конкурсный отбор. Вся собственность, государственная, все распределяется справедливо и в соответствии с потребностями, следовательно — ведется строжайший учет этих самых потребностей. Работают икарийцы по 6-7 часов, труд легок, все счастливы.

На родине Кабе влез в политику, вынужден был бежать в Англию, где и проникся социалистическими идеями. Написал роман. Восторженные поклонники щедро снабжали писателя деньгами, и он решил попробовать реализовать икарийский проект. Купил землю в Техасе, создал общину, почти сразу же изгнал из нее 69 человек, не вписавшихся в коммунистический идеал. Имущества им не вернули. Начались суды, Кабе сел за обман, потом освободился, предпринял вторую попытку построить коммунизм на отдельно взятой ферме (уже в Новом Орлеане). Новые скандалы, новые суды, возвращение во Францию, смерть. Утверждают, что причина провала проекта — неуемное властолюбие самого Кабе.

Роман «Путешествие в Икарию» в русском переводе вышел в 1935 году в знаменитом издательстве «Academia». А в 1937 году неутопические социалисты расстреляли почти весь коллектив знаменитого издательства.