Деконструкция демократии

Q&A

Вопросы и ответы. Все, что вы хотите узнать про проблемы цифровой демократии

Томас Наст. «Стой, казак! – До сих пор, но не дальше!». 1878. The Old Print Shop

Можно ли по анализу деятельности людей в соцсетях вычислить их реальные приоритеты и стремления?

Андрей Репин
специалист по анализу Big Data

Нет, нельзя. Люди по большей части идиоты. Думают одно, делают другое, хотят третьего, говорят вообще черт знает что. Вот я, например, вчера три часа рассматривал на разных сайтах сковородки, а я вообще на кухню захожу только для того, чтобы чайник включить. А если руководствоваться моей деятельностью в соцсетях, то идеальным для меня президентом окажется длинноногая брюнетка с третьим размером груди. 

Существуют ли сейчас технологические препятствия для перехода к онлайн выборам?

Светлана Белова
Генеральный директор ООО «Системы управления идентификацией» проект IDX

Все технологии для организации онлайн-выборов давно существуют. Более того, они даже работают, и это подтверждено опытом других государств. Эстония более 10 лет назад стала пионером онлайн-выборов, за ней последовали Швейцария. Эксперименты в Канаде, Венесуэле, Великобритании. К проведению онлайн-выборов готов даже Кыргызстан. Так что технологических ограничений нет.

Что надо для организации онлайн-выборов?

1) Технология удостоверения личности граждан. Она должна гарантировать ( помимо высокого уровня безопасности и отказоустойчивости) полноту охвата электората, актуальность данных для удостоверения личности избирателей и мультимодальность удостоверения (например, по голосу человека и видео, по фото паспорта и голосу и пр.). То есть выполнять функцию сотрудника избирательного участка, который проверяет паспорт.

2) Удобный интерфейс взаимодействия гражданина и системы голосования. Интерфейс при электронном голосовании должен быть настолько понятным и простым, чтобы человек с любым уровнем компьютерной грамотности смог понять, что ему делать. И чтобы избиратель с любым устройством мог подключиться к системе онлайн-выборов и воспользоваться всеми необходимыми функциями.

3) Платформа, которая объединяет все эти элементы и позволяет им правильно взаимодействовать. Причем эта платформа должна быть создана на технологических решениях с открытым кодом, чтобы гарантировать прозрачность выборов, защиту и безопасность информации о голосовании — отсутствие «жучков» и т.д.

Что есть в России? Есть различные технологии идентификации. Например, человек может сфотографировать свой паспорт, лицо, создать голосовой паттерн, предъявить их для удостоверения личности и, после сравнения данных с базой паспортов, фотографий, голосовых эталонов, возникнет удостоверение высокой степени достоверности. Существуют различные базы данных о человеке. ЕСИА (Единая система идентификации и аутентификации) хранит факт удостоверения личности — на данный момент в системе зарегистрировано порядка 50 млн. физических лиц. Однако система не гарантирует актуальности личных идентификаторов в отсутствие регламентов обновления данных). Есть ГАС (Государственная автоматизированная система) «Выборы», базы банков (зарегистрировано более 70 млн. человек, данные актуальны и точны), базы операторов связи (более 100 млн. пользователей, эти цифры не всегда точны и актуальны), база паспортов МВД и т.д. «Ростелеком» анонсировал строительство Национальной Биометрической Платформы, которая будет хранить биометрические данные человека (ставка сделана на фиксацию особенностей лица и голоса, но наполняться она будет на добровольных началах, на первом этапе — через банки). Но все эти элементы не взаимосвязаны и не обеспечивают полного охвата населения.

Впрочем, повторюсь, технологических препятствий нет, есть только правовые и институциональные.