Жизнь после смерти в цифровую эпоху

Вечно живые мертвые

Вводный текст Оксаны Мороз о том, что цифровая реальность подвергает сомнению, но пока не может отменить смерть    

Неизвестный автор. «Жизнь и смерть». Предположительно XVIII век. Wellcome Library
Текст: Оксана Мороз

Как известно, люди внезапно смертны. Но только не в сети. Здесь они могут обрести вечную жизнь, перевоплотившись по собственной воле или по желанию своих наследников в чат-ботов, цифровые памятники (в формате мемориальных страниц в соцсетях) и даже аватары, способные писать посты в социальных сетях и выкладывать фотографии после исчезновения «оригинала» — человека из плоти и крови.

Кажется, что такое цифровое бессмертие — идеальный вариант посмертного существования. Настоящих покойников, конечно, никто не тревожит, они окружены сакральным уважением в духе do not disturb. Однако достаточно совершить несколько манипуляций с соответствующими цифровыми следами — а у нас всех накопилось достаточно персональных данных, в общем-то, нестираемых — и эманации умерших будут эпизодически или перманентно присутствовать в жизни близких. Хотите, чтобы почившая бабушка поздравила вас со свадьбой, а недавно скончавшийся лучший друг — с окончанием университета? Нет ничего проще: пара кликов, и можно получать прекрасные, теплые, написанные от всего сердца сообщения, например, в мессенджере. Причем они будут содержать ровно те фразы, воспроизводить ровно те интонации, что были характерны для конкретных людей. А если озаботиться вопросом о посмертном имидже заранее и скачать специальные приложения, то откроется возможность создания собственных видеообращений и писем, которые будут автоматически разосланы нужным адресатам в нужные даты. И тогда никому из родственников не придется гадать, какой проникновенный тост вы бы произнесли на праздновании значимой годовщины. Или горевать, что без вас и ваших пламенных речей любой праздник — как похороны. Благодаря современному программному обеспечению вы сможете украсить собой любое событие! А близкие будут наслаждаться вашим присутствием, а не тосковать, перебирая (цифровые) альбомы с фотографиями. Скорбь, печаль, уныние — все эти негативные переживания, что неизбежно сопровождают уход из жизни любимых людей, покажутся пережитками доцифрового прошлого. Того, в котором человечеству зачем-то нужен был многодневный траур, плакальщицы и поминки. Их место займет новая смешанная реальность, и в ней живые и мертвые могут гармонично сосуществовать, сливаясь в экстазе взаимно приятного общения.

Остановимся на секунду. Весь этот панегирик цифровому бессмертию похож на рекламное сообщение, да он таковым и является. Примерно это обещают создатели ПО пользователям, что захотят зарегистрировать аккаунты для обеспечения качественной загробной цифровой жизни, digital afterlife. Пока большинство таких предложений представляют собой технически возможную, но все-таки фантазию. Если такие приложения и работают, то скорее как некие хабы, в пределах которых мы имеем возможность настроить сценарии передачи по наследству данных, скажем, доступа к библиотекам сериалов, музыки. Примеры же существующих чат-ботов умерших людей, а также действующих мемориальных аккаунтов в социальных сетях вызывают неоднозначную реакцию. Для многих особой ценностью обладает память о человеке, каким-то частным, неповторимым образом сформированные в конкретном сознании впечатления, связанные с этим конкретным другом, родственником, любимым. А не возможность его или ее постоянно воскрешать, пусть и в относительно игровой ситуации сетевой коммуникации. Мертвые, наравне с живыми существующие в социальных сетях, выглядят пугающе, как какой-то зомби-апокалипсис на марше.

Смерть все-таки — радикальный экзистенциальный опыт, в общем-то, недоступный для понимания. Это единственное событие, по-настоящему делящее наш опыт на «до» и «после». «До» мы наблюдаем в поле зрения, чувственно воспринимаем человека, его сознание, душу — тут можно много определений подбирать. А «после» часто испытываем нехватку, и не столько телесной оболочки, сколько самого очевидного присутствия живого существа в нами познаваемом и реально «обитаемом» мире. И нам надо совершить ряд действий, чтобы принять эти изменения.

Когда мы пытаемся игнорировать смерть и воображаем, что иллюзия жизни, ее цифровой конструкт могут оказать терапевтическое воздействие, то создаем новый и даже для кого-то уютный цифровой постмортем мирок. В нем потенциально нет места трауру и скорби — тем немногим практикам, что как раз способствуют принятию уже случившейся катастрофы смерти. Но и жизнь в нем долго не держится, очень быстро превращаясь в механическую нежизнь.